Почему К-Рор артисты заканчивают жизнь самоубийством

Почему К-Рор артисты заканчивают жизнь самоубийством

Сегодня эпидемия суицидов в Южной Корее — это полномасштабный социальный кризис, затрагивающий все возрасты и слои общества. Отдельной строкой в новостях мелькают самоубийства К-Рор звёзд, которых мы привыкли видеть на сцене улыбающимися и счастливыми, но что же толкает их сводить счёты с жизнью?

Это случилось 18 декабря 2017 года. С того дня наша маленькая предновогодняя традиция с братом и сестрой – пересматривать залпом все части Гарри Поттера – разрушилась: а всё из-за звонка знакомой, которая сообщила, что Ким Джонхён умер. 

Возможно, в силу юного возраста, а может из-за чувства вины, которая потом стала коллективной и облетела весь земной шар, но тот день очень ярко въелся в память. Где-то в далёком Сеуле хоронили участника одной из самых популярных K-Pop групп поколения, а я плакала и отказывалась идти в школу. Родители не очень хорошо понимали степень моей тоски, да и причину тоже, но снисходительно разрешили пропустить два дня. Думая об этом сейчас, искренне поражаюсь их заботе. Я бы так не смогла. 

Его звали Ким Джонхён, он долго страдал от депрессии, пока одним декабрьским днём не арендовал апартаменты в элитном районе Сеула, не зажёг там брикеты угля и не заснул. Полиция вынесла вердикт: отравление угарным газом, суицид. А следом – бурная реакция в интернете, цветы у посольств Кореи в самых разных странах и панихида. 

Смерть Джонхёна, главного вокалиста SHINee, стала поводом для начала обсуждений истинной природы корейской индустрии развлечений и психического здоровья айдолов. Его песни поднялись в корейских чартах и препарировались фанатами в поисках любых признаков депрессии, которые вроде бы и были, но которые будто никто и не заметил. А в трендах – посты и твиты, осуждающие хейт и хейтеров. До следующего такого трагического случая. 

Страна самоубийств

О южнокорейской эпидемии суицидов знают многие, причём, эта проблема не ограничивается только артистами из индустрии развлечений. Она представляет собой полномасштабный социальный кризис, затрагивающий корейцев всех возрастов и слоёв общества. Однако по статистике чаще всего именно молодёжь решается на такой шаг, а основной причиной становятся психические заболевания. 

В консервативной Южной Корее, крепко скованной конфуцианскими нравственными традициями «целого и коллективного», давление общества очень высоко. И это общество беспощадно критикует, требует достичь успеха, поступить в лучший университет, работать в крупнейшей компании. Оно заставляет соответствовать вполне конкретным стандартам красоты и дискриминирует из-за несоответствия им. 

Эти социальные дилеммы пытаются обнажать в кино: в «Паразите» показывают пропасть между успешными и не успешными – богатыми и не богатыми, «В психиатрическое отделение тоже приходит утро» рассуждает на тему душевных заболеваний, «Девушка в маске» говорит о лукизме, а многочисленные школьные дорамы заставляют верить, что после проваленных экзаменов жизнь всё-таки продолжается. 

Самоубийство на корейском языке – 자살 (чжасаль), но если поменять местами слоги, то получится 살자 (сальчжа), что значит «Давайте жить»

О депрессии артистов на языке кино говорят реже: всё ещё жив нарратив, что «раз выбрал славу, готовься справляться с хейтом». А справляются далеко не все, особенно, когда речь идёт о певцах и певицах K-Pop групп, называемых айдолами. 

В The Guardian есть целая колонка, в которой собрано 30 случаев, когда корейские знаменитости сводили счёты с жизнью.

 

Цветок груши на снегу

Совсем недавно Netflix выпустил два эпизода антологического фильма «Персона», посвящённого певице и экс-участнице гёрлз-бэнда f(x) Солли, чьё настоящее имя Чхве Чжинри. Первый эпизод «4: Чистый остров» представляет собой артхаусный короткометражный фильм, где она выступила единственной актрисой, а второй «Дорогая Чжинри» – документальный фильм о ней. 

«Персона» была снята ещё в 2019 году и должна была состоять из пяти частей, однако съёмки не были завершены: Солли покончила с собой в октябре того же года. Фанаты предполагают, что причиной самоубийства стали непрекращающиеся нападки и оскорбления в её сторону.

Солли с самого детства страдала от панического расстройства и социофобии, а перед смертью находилась в тяжёлой депрессии. Первая крупная волна хейта обрушилась на неё в 2014 году, когда ей было всего 20 лет и она вступила в свои первые публичные отношения. 

Вторая сбила с ног в 2019-м, когда Солли объявила, что является сторонницей движения No Bra и в одном их своих стримов в инстаграме случайно показала свою грудь, что вызвало негативную реакцию против неё со стороны корейского сообщества.

Всё, что я делала в соцсетях, было по собственному желанию. Мои действия и мысли на фундаментальном уровне совпадали с теми, кто поддерживал феминизм. «Женщины не должны делать того-то. Женщинам не стоит повышать голос или иметь своё мнение». Всё это противоречило мне. Я ненавидела подобные слова. Мужчины в открытую обсуждают секс, свои желания, недовольства. И их хвалят за прямолинейность и бесстрашие. Но если женщина говорит о таком, её упрекают в вульгарности и излишней мнительности. (…) Нам нужно, чтобы больше женщин высказывали своё мнение. Женщины тоже могут ошибаться, могут злиться и быть неуместными. Например… Я ходила без бюстгальтера, потому что для меня так красивее. Если весь мир придирается ко мне, а я считаю, что не сделала ничего плохого, то моё мнение не изменится», – Солли в фильме «Персона».

После её смерти выяснилось, что Солли неоднократно просила своё агентство SM Entertainment принять меры против враждебных комментариев и кибербуллинга, которому она подверглась. На сайте администрации президента Южной Кореи было размещено семь петиций с требованием ужесточить наказание за интернет-травлю. Рассмотренный законопроект против травли в соцсетях получил название «Закон Солли».

Неидеальные айдолы 

– О, айдол. Быть айдолом – самое худшее.

– Ты считаешь айдолов рабочей силой?

– Да, – отвечает Солли после раздумий. 

– Нуждаются ли они в защите трудовых прав?

– Да.

– Каких например? Минимальный размер оплаты труда, нормированный рабочий день или, например, никаких переработок?

– Хотелось бы, – смеётся Солли. 

– Поэтому у нас есть профсоюзы. Как думаешь, айдолам нужны профсоюзы?

– Разумеется. Я так злюсь, на самом деле. Конечно, они нужны. Мне кажется, люди не считают знаменитостей людьми. Когда я только попала в индустрию развлечений, была одна вещь, которую все продолжали твердить, и она даже не казалась мне абсурдной. «Ты – продукт. Ты обязана быть самым лучшим и качественным товаром для публики. Вот что ты такое».

Южнокорейских поп-звёзд называют айдолами, так как им в прямом смысле нужно быть идеальными. Касается это внешности, танцевальных и вокальных способностей, умении держать себя на публике и не выходить из образа. 

Айдолом не может стать кто угодно: их готовят в агентствах, которые взращивают будущих звёзд с юного возраста. Такую подготовку можно считать одной из причин, почему мировые фешн-бренды разбирают айдолов в свои амбассадоры: помимо популярности жанра, айдол, строго контролируемый агентством, несёт минимальный репутационный риск для бренда, с которым работает. А это всегда выгодные инвестиции.

«Продукт… Даже если меня не называли этим словом, со мной обращались как с товаром. Я должна была быть такой, какой меня хотели видеть. С одной стороны, это касается именно меня: я не могла высказать собственного мнения, не знала как это сделать, не знала даже, смею ли вообще его высказывать. Когда я рассказала о своих трудностях, система не изменилась. Мне никто не говорил: «Сделай собственный выбор», «Решение за тобой», «Сама как думаешь?», «Как твое самочувствие?». Мы буквально были марионетками. Кому есть дело до моей усталости?»

 

Трудности начинаются ещё в агентстве: даже если ты прошёл отбор и стал трейни, тебе необходимо учиться и нарабатывать навыки годами в довольно сложной эмоциональной обстановке и железной дисциплине. Помимо высокой конкуренции за возможность дебютировать, нередко приходится проходить через постоянные взвешивания. Живут трейни вместе в общежитиях, да и несколько лет после дебюта тоже, при этом дебютировать суждено не всем – многие вынуждены переходить из агентства в агентство в надежде всё-таки однажды выйти на сцену, а некоторые так и не дебютируют, потеряв 6-7 лет жизни на безустанные тренировки. 

И хоть в последние годы система немного смягчается, условия подготовки всё ещё оставляют желать лучшего. 

Из мечты стать звездой К-Рор нередко устраивают шоу на выживание, которые напоминают скорее спортивные соревнования: трейни или айдолу с неудачной историей дебюта нужно продемонстрировать свои навыки, а ещё очаровать зрителя. Часто именно их выбор определяет кто отправится домой, а кто – в новый бой за право стать частью новой группы. Именно так появились Stray Kids, TWICE, Monsta X и многие другие бэнды. 

Успешным же артистам приходится справляться со своей славой: индустрия, построенная на парасоциальных отношениях с айдолами, требует постоянного общения со своей аудиторией. Частые прямые эфиры, селфи, бэкстейджы, шоу, ежегодные туры – это постоянная генерация контента для фанатов, которые легко начинают воспринимать людей на экране за друзей, а их эмоции — экстраполировать на свои.

Постоянная необходимость быть открытыми выматывает психологически, а, учитывая фанатскую культуру в Южной Корее, которая не терпит ошибок, «отменяют» айдолов намного чаще, чем это можно представить на ЗападеИ если одни начинают черпать в фанатах энергию, чтобы продолжать быть теми, кто они есть, для других айдолов это становится непосильной ношей, какой она стала для Ким Джонхёна, Солли, Гу Хара, Ким Чжонхвана и многих других.

Читайте также

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
Ликбез
#общество
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Культура
#кино
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
Город
#события
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Город
#события
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Gillette представили новый продукт и амбассадора
Бизнес
Gillette представили новый продукт и амбассадора