«ТРАНСФОРМА»: как сегодня развивается независимый театр

Мы поговорили с представителями «Трансформы» – независимого театра из Алматы. О том, как сегодня живут подобные творческие организации, с какими выводами приходится сталкиваться, что заставляет организаторов продолжать работу и, самое главное, о вас – о зрителях и криэйторах.

Театральная карта Алматы за последние несколько лет ощутимо расширилась, и в свет софитов с каждым сезоном выходят всё больше новых лиц. Одной из самых важных точек стала «Трансформа» – культурное пространство, в котором родилось множество перфомативных проектов. Многие из них по итогу стали независимыми площадками, работающими по сей день.

За последние шесть лет «Трансформа» видела многое: и смену адресов, и смену коллективов, только вот своей аутентичности и философии она не изменила. Это место по-прежнему остаётся домом для тех, кто хочет на сцене создавать искусство. 

 

«Трансформа»  – это кто?

Директорка Анна Суворова и режиссёр Ярослав Максименко – именно их можно считать ядром сегодняшней «Трансформы». 

Ярослав, имеющий за плечами 17 лет работы в театре, стал её частью прошлой осенью, когда приехал в Алматы из Омск. Анна же трудится в «Трансформе» с 2017 года – с самого открытия, когда проект только запустили Галина Корецкая, руководитель проектов по культуре и искусству Британского совета, и режиссёр Антуан Дукравец.

Свой профессиональный путь в «Трансформе» Анна начинала как арт-менеджер: страсть к организации культурных ивентов появилась ещё во время обучения в музыкальном колледже имени Чайковского. Потому после выпуска Анна поступила в Казахскую национальную консерваторию имени Курмангазы, где и обучалась арт-менеджменту. 

На четвёртом курсе к нам пришла Галина Корецкая преподавать фандрайзинг и маркетинг. Она рассказывала нам про классные кейсы того, как существуют арт-площадки в разных странах, как независимые коллективы создают театр в местах, для того вообще не предназначенных. Меня это очень вдохновило, и я решила связать с этим свою дипломную работу», – рассказывает Анна. 

Практику будущая директорка «Трансформы» проходила в галерее «Тенгри-Умай», где вплотную взялась за свой первый продюсерский проект – спектакль «Фрида». Успех, аншлаг, а следом с дипломной работой ознакамливается Галина Корецкая, которая и приглашает Анну в «Трансформу».

Спектакль «B.O.Q», Лаборатория 316

Трансформация «Трансформы»

Пространство существует на театральной карте города вот уже шесть сезонов, только вот последние два года «Трансформа» вынуждена была переезжать из места в место.

Свой первый дом культурное пространство обрело в стенах коворкинга и проработало там целых четыре года. За это время «Трансформа» обросла преданной аудиторией и постоянными резидентами, некоторые из них спустя время выросли в самостоятельные проекты. К примеру, лейбл Qazaq Indie делал свои первые шаги именно в стенах «Трансформы», как и «Тотальный театр», инклюзивный проект «Действие буквально», TOBE и другие.

Пожалуй, в этом и заключается главная философия пространства: создать такую культурную площадку, которая позволила бы стремящимся к тому людям воплощать свои идеи на сцене в разрез коммерческому приоритету. Ради свободы креативного развития и творчества. По этой же причине в «Трансформе» часто проходили дипломные показы студентов Академии Жургенова, преподаватели которых хотели обеспечить их живой аудиторией. Ведь таким образом коллективы получали свою первую аудиторию, а аудитория знакомится с новыми творцами . 

Однако в 2021 году, после смены владельцев, театру завысили стоимость аренды в семь раз. С этого момента «Трансформа» пустилась в свободное плавание, оставшись без помещения.

Предыдущие хозяева хорошо понимали, для чего театру нужно быть в их пространстве. Мы, работая на первом этаже вместе с кофейнями и другим малым бизнесом, циркулировали приход посетителей, часто креативных единиц, которые уже после поднимались наверх и работали в коворкинге», – объясняет Анна.

Однако переехать всё-таки пришлось, причём с пустыми руками – всё оборудование осталось там же. Тем не менее, театр не умирал и спектакли шли: в большом зале Hazbin, в Национальной библиотеке, торговом центре Forum, коридоре «Дома 36». Оборудование удалось купить, благодаря выигранным грантам, только вот до лета 2023 найти новое пространство, в котором можно было бы остаться надолго, не удавалось.

Этот театральный сезон «Трансформа» начала уже в главном зале «Дома 36», где активно проходят показы. Кстати, посмотреть расписание можно по этой ссылке

 

Что такое театр перформативных искусств? 

Театр перформативных искусств – это то, чем «Трансформу» называет сайт «Трансформы». Анна и Ярослав, смеясь, рассказывают, что такая формулировка появилась просто потому, что нужно было что-то написать на недавно появившемся сайте. Сами организаторы не позиционируют себя таким образом. С их точки зрения, «Трансформа» в большей степени является культурным пространством, чем театром.

На площадке может происходить что угодно. Музыкальные выступления, спектакли или что-то ещё – двери открыты каждому профессиональному творцу. Понятие «культурное пространство» более объёмное, чем театр. Тем не менее, описывать «Трансформу» как театр перформативных искусств тоже можно. Человеку со стороны подобная характеристика даёт хотя бы приблизительное понимание того, что можно найти на площадке, потому что основной упор в том, к чему организаторы сами прикладывают руку, делается, всё же, на спектакли. 

Спектакль «Взаимное непонимание», jolda

Независимый и классический театр 

Словосочетание «независимый театр» всё ещё остаётся достаточно непонятным. Независимый от чего? Есть ли в этом смысле оппозиция между современным независимым и классическим театром? 

Анна и Ярослав говорят, что «независимый» в первую очередь означает не финансируемый государством, в отличие от привычных всем больших театров, подавляющее большинство которых сейчас существуют на балансе бюджета городов. Однако оба представителя «Трансформы» сразу же вносят ремарку: режиссёры, актёры и другие деятели независимого театра ни в коем случае не ставят себя в оппозицию театру классическому. Чёткой демаркационной линии, если не считать финансирования, нет. 

Ярослав, будучи режиссёром, говорит о том, что это просто совершенно разные площадки, при этом нельзя сказать, что одна чем-то лучше другой. Независимый театр предоставляет почти безграничную свободу действий – самостоятельный выбор репертуара, способа организации представления, манеры взаимодействия с аудиторией и тона, на котором будет выстраиваться этот диалог. В то же время классический театр предоставляет значительно бо́льшие технические возможности. «Если я захочу дождь из ножниц – у меня будет дождь из ножниц» – говорит режиссёр. За это, правда, придётся расплачиваться «цензурой» – государственный театр может позволить себе далеко не любое высказывание, особенно, если речь идёт об остро-социальных темах. Если описывать ситуацию простой формулой, то можно сказать так: государственный театр не должен думать о выживании, независимый не должен думать о «линии партии». 

Важно в то же время понимать, что это не исключает возможности совместной деятельности, и такие прецеденты были.

Спектакль «Персона»

Аудитория и идеальный зритель

Всякий творец определённым образом представляет свою аудиторию. Знает, для кого создаёт, кому хочет показывать своё искусство и перед кем выступать. Интересно, что здесь мнения наших друзей из «Трансформы» ненадолго разделились. 

Когда мы задали вопрос о том, как каждый из организаторов видит свою аудиторию и идеального зрителя, Ярослав восторженно и увлечённо начал разрабатывать образ. Идеальный зритель – «это тот, кто участвует», кто вовлечён в процесс, кто даёт обратную связь актёрской группе в виде эмоций. 

Зрители (здесь Анна соглашается с Ярославом) в значительной степени определяют то, как сегодня пройдёт спектакль. Можно сыграть одно и то же десять тысяч раз и все десять тысяч раз получить совершенно разный результат, как говорит Ярослав, «За всё время работы я никогда не видел двух одинаковых спектаклей». 

Тусклый, молчаливый и тихий зал на комедии делает представление практически провальным, по крайней мере, по внутренним ощущениям участников. При этом, отмечают представители «Трансформы», каждому зрителю всё может понравиться – они просто стесняются смеяться там, где, кажется, положено это делать. Один зритель, безумно хохочущий и снимающий происходящее на телефон, может «спасти» ситуацию своим эмоциональным откликом и помочь остальной аудитории высвободить эмоции. 

Анна предлагает другой взгляд. Идеальный зритель – это тот, кто пришёл. Люди пока не так стремятся посещать независимые театры, как нам того бы хотелось (от лица редакции 98mag добавим, что это ужасное упущение), поэтому в первую очередь от аудитории хочется простого физического присутствия. 

Тем не менее, «Трансформа» за шесть лет своего существования успела обзавестись лояльной аудиторией, которая следовала за их спектаклями даже в прошлые годы, когда театр часто менял адрес.

Спектакль «Взаимное непонимание», jolda

Как привлекать новую аудиторию?

Независимый театр, увы, не может позволить себе маркетинг «Барби», да и менее сильные рекламные кампании для спектаклей осуществлять удаётся далеко не всегда. Ко всему прочему, проблемой является и тот факт, что незнакомый с театром зритель очень неохотно делает первый шаг к погружению. Представьте себе простую ситуацию: Вам нечем заняться вечером субботы. Куда сходить? Бар, новый трипл-эй фильм, концерт группы, которую слушают многие ваши знакомые, или… театр? «Трансформа» конкурирует не с другими культурными пространствами и независимыми театрами, даже не с классическими театрами, а со всей индустрией развлечений разом. Бороться за зрителя в таких условиях почти нереально. 

Главным методом привлечения нового зрителя всё ещё является сарафанное радио – мнение знакомых оказывает более сильное воздействие, чем предложение со стороны, а стоит намного дешевле. 

 

Қазақша «Трансформа»

Если государственные театры на казахском языке уже активно работают, пусть и не в том масштабе, в каком хотелось бы, то в независимых ситуация несколько сложнее. Мы поинтересовались у «Трансформы», есть ли запрос аудитории на казахоязычный театр, и получили утвердительный ответ. 

Более того, стремление к созданию спектаклей на государственном языке полностью разделяют и творцы, но пока сталкиваются с тем, что нет «сырья». Помимо желания, необходим и материал, который можно было бы воплотить в тело спектакля. Анна рассказывает, что у культурного пространства были робкие, но заметные шаги в этом направлении – самый первый поставленный в «Трансформе» спектакль под названием «B.O.Q» был на казахском языке. 

Спектакль «B.O.Q», Лаборатория 316

В начале декабря этот вопрос получил своё осмысление прямо на сцене – два режиссёра поставили пьесу Ныгмета Ибадильдина «Шахмардан выходит из колодца», которая прозвучала сразу на двух языках. Представители нашей редакции, кстати, были на спектакле и остались в восторге, как и сам автор оригинального произведения. 

Мне кажется, сейчас есть очень классная тенденция того, что стали появляться хорошие именно казахоязычные режиссёры. За счёт этого стал появляться хороший контент в театрах государственных на казахском языке, но вот с независимыми пока сложнее просто из-за отсутствия таких коллективов. Мы сейчас стали поддерживать, например, студентов Республиканского эстрадно-циркового колледжа, которые пришли к нам со спектаклем «Айтуға оңай». Хоть ребята молодые, но видно, как они горят тем, что делают, и мы всячески стараемся поддерживать такие инициативы, особенно если это касается казахоязычного контента», – подчёркивает Анна. 

Спектакль «Айтуға оңай», eshki.lab

Родившиеся в театре таланты

Огромной заслугой «Трансформы» за шесть лет своего существования можно назвать то, что она буквально стала кузницей многих громких проектов, которые существуют по сей день. Причём, не только театральных. 

Режиссёром того самого первого спектакля «B.O.Q», исполненного на казахском языке, выступил Куба Адылов. Коллектив, работавший над этим спектаклем, позже стал известен как театр «Лаборатория 316», а многие его выходцы сегодня уже состоявшиеся артисты. Это музыканты Аршат Хайролла, Куанышбек Нургазы, Жанна Капасова, актриса Алмагуль Казихан.

Почти что в полном составе ребята сейчас представляют лейбл TOBE. Уже семь лет они работают вместе, такая огромная за них гордость, и таких артистов, на самом деле, немало. Тот же Самрат пришёл в «Трансформу» уже со своей определённой аудиторией, которая приходила на его спектакли с поэтическим объединением «Слог». У нас ребята выпускали свои первые спектакли, а после уже поэтические музыкальные перфомансы», – вспоминает Анна.

Неразрывна с историей «Трансформы» история лейбла Qazaq Indie – его сооснователь Руслан Якупов работал в пространстве с 2017 года. Именно здесь проходили их первые концерты.   

Мы работали в команде с ним буквально до мая прошлого года. Тогда наши пути разошлись: Руслан вырос как музыкальный продюсер, теперь он занимается своими музыкальными проектами, и это только радует! Классно осознавать, что все какую-то пользу получали от площадки. И сейчас Руслан – одна из ключевых фигур в современном музыкальном сообществе, которые создают музыку и продвигают независимых музыкантов».

 

Первое выступление Qazaq Indie

Что с деньгами? 

У «Трансформы» интересный подход к продаже билетов. Несмотря на то, что они друг от друга не отличаются, зрители, в определённом диапазоне, могут сами выбрать сумму, которую хотят заплатить. Это хороший посыл аудитории о том, что культурному пространству нужна финансовая поддержка. 

В целом, нужно понимать как работает бизнес-модель «Трансформы», где зарплату получают только два человека. Пространство тесно работает со своими резидентами, которые занимаются постановкой самостоятельно. «Трансформа» же помогает с площадкой, организовывает и координирует процесс продажи билетов и пиара, а ещё помогает с режиссурой.

Другая немаловажная составляющая заработка – это субаренда большого зала «Дома 36», в которой проходят разного рода мероприятия: кинофестивали, концерты и спектакли других независимых театральных коллективов. 

Недавно организация объявляла краудфандинг – сбор средств для того, чтобы выплатить взятый на нужды театра кредит. На вопрос о том, как успехи в данном направлении, Анна с благодарной улыбкой отвечает, что люди равнодушными не остались. «Трансформе» удалось собрать достаточную сумму, чтобы внести платёж, а часть средств отложить на следующий, потому что неизвестно, появятся ли финансовые возможности для выплаты через месяц. 

При этом организаторы отмечают, что достичь этого удалось скорее за счёт того, что отдельные лица, поддерживающие «Трансформу», переводили крупные суммы, а не за счёт количества людей. Редакция призывает не оставаться в стороне и поддержать культурное пространство при возможности – реквизиты можно найти в профиле «Трансформы»

 

Как существовать без государственной поддержки? 

Как выяснилось, на удивление легко. Государство не только не интересуется независимыми театрами напрямую, но и разнообразные гранты выделяет на всю культурную сферу разом. «Трансформа» даже не пытается в них участвовать, потому что сражаться за победу с большими государственными театрами почти невозможно. Зато остаётся свободной и независимой. При этом государство, очевидно, могло бы помогать таким организациям, как «Трансформа». Каким образом? 

В пример Ярослав приводит ЦИМ – московский Центр имени Мейерхольда, модель финансирования которого можно было бы перенять для поддержки культурных пространств и творческих организаций в пределах Казахстана. Она выглядит следующим образом: государство выделяет некоторое количество средств центру, который становится модератором в их дальнейшем распределении среди творческих единиц. 

Для того, чтобы господдержка не превратилась в хорошо цензурированный фарс, а руководство организации-модератора не стало очередным чиновником от культуры, можно ввести квоты, по которым будет выполняться своего рода государственный культурный заказ – то есть демонстрироваться те или иные спектакли (или проводиться другие подобные мероприятия), которые нужны государству. Всё же остальное время и средства организация в таком случае сможет потратить на поддержку независимой культуры. 

Господдержку пока заменяют гранты от фондов. Анна рассказывает, что в нескольких таких даже удавалось одержать победу. Деньги, полученные таким способом, тратятся целевым образом – например, на приобретение оборудования. 

Спектакль «Взаимное непонимание», jolda

«Мы делаем историю»

После шести театральных сезонов «Трансформа» планирует играть и говорить о себе только больше, чтобы каждый день приходили люди и понимали, что в стенах пространства всегда происходит что-то интересное. Будь то иммерсивный театр, партисипативный театр, танцевальные, драматические, документальные проекты, кинопоказы или поэтические и музыкальные проекты. Таким разнообразием жанров сегодня в Алматы может похвастаться только «Трансформа». 

Мы хотим, чтобы люди приходили, делились своими эмоциями, знакомились с теми, кто создаёт современную историю казахстанского театра. Как бы это громко не звучало, но, благодаря всему этому разнообразию проектов, мы войдём в историю как те люди, которые делали независимый театр в Казахстане. Как бы мало у нас не было площадок, сколько бы не было театров, мы все делаем большое дело. Мы делаем большой вклад и постоянно стараемся друг друга как-то поддерживать. Просто любим друг друга и друг другу помогаем».

Вам может понравиться

ARTиШОК: зачем театру исследовать своё пространство

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
Ликбез
#общество
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Культура
#кино
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
Город
#события
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Город
#события
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Gillette представили новый продукт и амбассадора
Бизнес
Gillette представили новый продукт и амбассадора