Такие мелочи: рождественская драма о маленьком человеке

Фильмом-открытием 74-го международного Берлинского кинофестиваля стала ирландская драма «Такие мелочи» о развозчике угля, переживающем экзистенциальный кризис в канун Рождества. Картина была очень хорошо принята критиками, а приезд на фестиваль Киллиана Мёрфи, исполнившего главную роль, имеет все шансы оказаться самым громким событием мероприятия наряду с появлением Мартина Скорсезе и Кристен Стюарт.

О том, каким получился первый фильм фестиваля, о чём нам говорит этот выбор и как религиозная на первый взгляд критика заново утверждает идеалы христианства, прямиком из Берлина рассказывает наш редактор Рамазан Малик.

Сюжет

В центре сюжета, основанного на одноимённой книге ирландской писательницы, оказывается 40-летний развозчик угля Билл Фурлонг (Киллиан Мёрфи). С раннего утра он разъезжает по промозглому провинциальному городу, спасая людей от холода. У Билла большая и любящая семья: жена и четверо детей — все дочки. Денег им периодически не хватает, но любовь творит чудеса и дома царит уютная, если не идиллическая, атмосфера. 

Несмотря на это, Билла на каждом шагу поджидают несправедливости и безразличие, постепенно утягивающие его в экзистенциальный кризис. В мрачных переулках города он то и дело замечает нищету и насилие, разворачивающееся прямо на глазах его безучастных соседей. Поворотной точкой в его внутренней борьбе станет случайно подсмотренная сцена у местного женского монастыря: мать привозит туда свою беременную дочь. Последняя пытается вырваться, но монахини силой затаскивают сопротивляющуюся девушку внутрь. 

Мучимый безрадостным прошлым и моральными дилеммами всех сортов, Билл пытается нащупать границы собственной эмпатии и человечности, пока серый город, который в преддверии Рождества пытаются спасти редкими гирляндами, постепенно укрывает не менее серый снег.

Драма маленького человека

«Такие мелочи» – это, в первую очередь, психологическая драма, устремляющаяся в дебри сомнений главного героя. Копаясь в его мотивах, режиссёр делает из него свидетеля будничной жестокости мира, каждый раз заставляя определиться с выбором – вмешаться или оставить как есть. Вокруг этих, на первый взгляд, мелких решений и разворачивается великая драма маленького человека.

Попутно нам показывают нищее, полное лишений детство Билла и неравнодушие окружающих, которое и спасло его от голодной смерти. Таким образом режиссёр как бы повышает ставки вокруг основной моральной дилеммы, разворачивающейся на наших глазах. Однако стоит отметить схематичную природу этих сцен, которая портит эмоциональность всего происходящего, превращая фильм скорее в этическую загадку с вводными данными, чем в исследование персонажа.

 

Рождественское чудо

Красной нитью через фильм проходит критика Церкви, которую очень легко спутать с критикой христианства вообще. Однако на деле ценности, которые разделяет главный герой, вполне религиозны. Да и сам он из себя представляет идеального христианина – тяжело трудящегося, скромного и наполненного любовью к ближнему. В итоге конфликт, который мы наблюдаем в фильме, разворачивается скорее между двумя сторонами религиозности – догматичным, институционализированным властным христианством настоятельницы монастыря с одной стороны и идейным, мягким и освобождающим христианством Билла с другой.

Ещё одно дополнительное измерение фильму придаёт тот факт, что действие разворачивается под Рождество, что укладывает картину в существующую литературную и кинематографическую традицию с неизбежными рождественскими чудесами. Многие уже окрестили фильм антиподом «Рождественской истории» Диккенса, ведь если Эбенизер Скрудж мог помочь несчастным, но не хотел, то Билл Фурлонг наоборот – хочет, но не может. В конце концов, обе эти истории рассказывают о рождественском чуде, и если в «Таких мелочах» речь идёт о чуде маленьком, то отнюдь не менее волшебном.

Прачечные Магдалины

Отдельно стоит упомянуть, что и роман, и фильм основан на реально существовавших в Ирландии «прачечных Магдалины». Они впервые появились в 18 веке и существовали изначально как религиозные институции, призванные помочь «падшим» женщинам снова найти своё место в обществе. Однако со временем они всё больше стали напоминать женские тюрьмы для всех, кто не вписывался в патриархальные моральные взгляды Церкви – например, для одиноких матерей с внебрачными детьми.

Так как все эти учреждения находились на самоокупаемости, женщин принуждали к физическому труду преимущественно на прачечных. Очень скоро все заключенные стали восприниматься как бесплатная рабочая сила, прачечные стали множиться и разрастаться, а женщин стали удерживать силой и применять к ним телесное и психологическое насилие для принуждения к работе. 

Последний такой приют в Ирландии был закрыт только в 1996 году.

Congrave Press, Ireland, Piltown, Co. Kilkenny (2001)

Актёрский состав

Несмотря на видимую местечковость картины (неизвестный режиссёр снимает историческую драму об Ирландии), фильм неожиданно радует именитостью актёрского состава. Помимо Киллиана Мёрфи, который после «Оппенгеймера» снова находится на пике своей популярности, в фильме отметились Айлин Уолш, Мишель Фейрли и Эмили Уотсон.

Учитывая общий медлительный и минималистичный стиль картины, повествование почти полностью ложится на плечи актёрского ансамбля, который оправдывает все ожидания. Киллиан Мёрфи идеально справляется с ролью маленького испуганного человека, Айлин Уолш прекрасно дополняет его в роли простоватой, но заботливой жены, однако на мой взгляд всё одеяло на себя безусловно перетягивает Эмили Уотсон, исполнившая роль пугающей и властной настоятельницы монастыря.

 

Идеальное открытие фестиваля

И тон, и посыл фильма могут показаться слишком традиционными, если не сказать тривиальными, однако своё место в первых рядах фестиваля картина заслужила не только за счёт красивых глаз Киллиана Мёрфи. Тут как раз на руку фильма играет тривиальность поднятых им вопросов, которые в контексте современности кажутся скорее вечными, чем банальными.

За историей небогатого ирландского угольщика, который не может ограничиться счастьем собственной семьи, когда окна его тёплой квартирки выходят прямо на соседские несчастья, конечно, проглядывается бесконечный спор о сытом европейце и его месте в мировой политике. Этично ли подкармливать сына соседа-алкоголика, когда не хватает на подарки семье? А обличать демонических монашек, от которых зависит будущее твоих дочерей? Противоречие между счастьем нуклеарной семьи и общины, на которое указывает режиссёр, легко перекладывается на мировую политическую арену и противоречие между благополучием изолированного государства и окружающего мира.

Вывод

Это старомодное кино, которое очень прямолинейно говорит со зрителем на фундаментальные темы, не краснея и без подвывертов в виде набивших оскомину иронических отстранённостей или метакомментариев. Такие дуболомные нравоучения сначала вызывают усмешку, но затем даже как-то проникаешься симпатией к авторам, не испугавшимся старческого тона собственных нотаций. Несмотря на свою простоту и даже монотонность, картина справляется со своей главной задачей и дарит зрителю простую надежду на то, что любовь к ближнему для счастья одновременно достаточна и необходима, а изменить мир к лучшему может каждый, даже обычный развозчик угля.

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Благотворительный показ фильма в поддержку пострадавших от паводков пройдёт в Алматы
Город
#события
Благотворительный показ фильма в поддержку пострадавших от паводков пройдёт в Алматы
Закон «О масс-медиа» прошёл чтение в мажилисе: что изменится?
Ликбез
#общество
Закон «О масс-медиа» прошёл чтение в мажилисе: что изменится?
Hermès опередит Louis Vuitton в звании самого люксового бренда
Бизнес
Hermès опередит Louis Vuitton в звании самого люксового бренда
«Solo Leveling»: что это было?
Культура
#кино
«Solo Leveling»: что это было?
Уволить нельзя оставить – как Condé Nast «передерживает» сотрудников, которых не может уволить
Бизнес
Уволить нельзя оставить – как Condé Nast «передерживает» сотрудников, которых не может уволить