ARTBAT FEST: как паблик-арт влияет на развитие современного искусства

ARTBAT FEST ошеломил жителей города своей грандиозностью. Несколько месяцев алматинцы наблюдали на улицах города, в общественных местах и выставочных пространствах инсталляции, скульптуру, AR-объекты, монументальное панно, звуковые инсталляции, перформансы.

Фестиваль позволил познакомиться с мировым современным искусством художников из Индии, Австралии, Польши, Монголии, Казахстана, Южной Кореи и др. Всех участников проекта объединила одна большая тема – «ANTHROPOCENE?». В разных формах влияния на свою жизнь художники подошли к её интерпретации. Кто-то не первый год исследует эту тему через своё творчество (инсталляции, акционизм, фотография: Рената Каминска, Елена и Виктор Воробьевы), кто-то впервые к ней обратился и попытался переосмыслить настоящее (Найра Каражидек, Акзель Бейсембай).

Исследование темы антропоцена привело большинство участников фестиваля к его политической сфере, а именно процессу деколонизации, которая в свою очередь затрагивает спектр проблем: угнетение граждан, миграция (персональная выставка фотографий Ок Сун Ким, персональная выставка Анны Кин), лишение прав и свобод («Манкуртизатор» Айғаным Мұхамеджан), гендерное неравенство, экологические катастрофы («Anthropocene» Елена и Виктор Воробьевы, звуковая инсталляция Зои Фальковой).

Экскурсии, проводимые одним из организаторов фестиваля Владиславом Слудским, начинались у монументального панно «Yellow Blue Bus» Сауле Сулейменовой. Собирательный образ алматинцев, сконцентрированный в пространстве одного автобуса, был восторженно принят горожанами. Рассмотрим работу с точки зрения использованных материалов – пластиковых пакетов. Большинство художников по всему миру, осуждая доминирующее применение пластика, в своих работах подчеркивают негативное отношение к данному материалу, даже используя его. Сауле Сулейменова осмысляет существование пластика иначе. Она честно признаёт, что человечество от него не избавится, пластик – часть современной жизни.

Панно размером 4,2х12 метров также затрагивает вопрос хранения современного искусства и, соответственно, его коллекционирования, и дело даже не в масштабности. Концепции современного искусства позволяют использовать самые разнообразные медиа. Масло уже не относится к приоритетным техникам, которые художник волен выбирать, не загоняя себя в рамки направления. С точки зрения сохранности неудачными материалами современного искусства служат те, которые теряют свои первоначальные физические свойства (например: монтажная пена, резинки). Полиэтиленовый пакет без особого внешнего воздействия способен сохранять свою структуру столетиями. Получается, как бы парадоксально это ни звучало, пластик может стать неплохим медиа для современных художников. Важно исключить нагревание и попадание прямых солнечных лучей. Панно «Yellow Blue Bus» экспонировалось на улице и было подвержено внешнему воздействию, поэтому вопрос о его сохранности пока остается открытым.

Инсталляции на открытом воздухе вынуждены считаться с окружающим пространством, так как они в нём и существуют. А вот со зрителями совершенно не обязательно взаимодействовать. Погруженный в свои дела горожанин может пройти мимо работы практически любого размера. Однако более крупные, яркие объекты не остаются незамеченными. В данном контексте хотелось бы сравнить две работы фестиваля кардинально разного расположения и восприятия: «Следы ангелов» Саида Атабекова и «Elastics» Жанар Берекетовой.

Первый объект в виде бронзовой плиты гармонично вписан в дорожное покрытие. Естественность – главная пространственная характеристика горизонтально расположенного рельефа. «Следы ангелов» вполне могут задержаться в городской среде на долгие годы.

Ярко-розовые резинки композиции «Elastics» кричаще обращают на себя внимание и являются противоположностью естественности в городском пространстве. Они так и просят задать вопрос: «Что мы здесь делаем?». Антропоцен подразумевает вмешательство человека. Жанар Берекетова вмешивается в городское пространство без вреда для окружения. Созданные ею линии, словно натянутые струны, пронизывают воздух, делая его осязаемым.

В отличие от бронзового рельефа Саида Атабекова натянутые на фонтан «Неделька» резинки чисто физически не способны сохранять свою форму длительное время. Через несколько недель они начинают провисать и требуют своего удаления или замены. Подобные инсталляции граничат с перформансом. Только действующее лицо в нём не автор, а сам материал, утрачивающий своё предназначение.

Жанар Берекетова работала с яркими лентами в разных городах, у каждой инсталляции получилась своя история; чаще их снимали городские службы. В паблик-арте остро стоит вопрос о согласованности с городским управлением. Самостоятельная акция обречена встретить сопротивление.

Человечество уже более шести десятилетий осваивает космическое пространство. Но и в этой области не обойтись без негативных последствий. Варгас-Суарес Юниверсал в тотальной инсталляции «Space Junk», располагающейся на площади перед театром оперы и балета, касается проблем падения космического мусора, фрагменты которого можно увидеть. В своей работе он обращает внимание на экологическое воздействие, а также на безопасность жителей, живущих вблизи космодрома Байконур.

Покрытая графическими изображениями, формулами и надписями золотистая зеркальная поверхность архитектурной конструкции стала местом притяжения жителей. Подобная инсталляция – интересный опыт для городского пространства Алматы.

В рамках ARTBAT фестиваля хотелось бы сделать акцент на представленных AR-объектах (AR – дополненная реальность), характеризующихся своей инновационностью и дороговизной реализации. Искусство шагает в ногу с технологиями. Так было всегда. Возможно, в настоящее время цифровой арт ещё ищет свою нишу. Программирование и искусство притираются друг к другу. Не всегда художественность преобладает над технологичностью, но это вопрос времени.


«Древо жизни» художника и архитектора Сакена Нарынова – один из четырёх AR-объектов проекта – воссоздает в городском пространстве голубую ель, обрамленную конструкцией из нержавеющей стали. Этот металлический каркас принимает форму химической формулы целлюлозы. Творчество Сакена Нарынова тесно связано с наукой – от молекулярной физики до космических исследований.

Тематически и эстетически AR-искусство ничем не ограничивает художника.

Фантасмагоричные, абсурдные, порой пугающие, но завораживающие образы создаёт Лорен Моффат, представив на фестивале «Reverse dive» (местные знания, частичная правда)». Через экран смартфона можно увидеть тайно живущего на улице огромного цветочного вполне дружелюбного монстра.

Названные AR-объекты характеризуются статичностью своего местонахождения. Иными свойствами пространства обладает VR-пространство (VR – виртуальная реальность), с которым также работает австралийская художница. Она создаёт живописные цифровые миры и обитающих в них существ.

Новые медиа раскрывают перед художником неограниченные возможности и дают богатый опыт взаимодействия с IT-сферой. Направление AR-искусства играет большую роль в развитии паблик-арта. Городское пространство оживляется объектами, которые можно смотреть по желанию, тем самым давая зрителю выбор, которого он лишён при коммуникации с инсталляцией, чьей неотъемлемой частью является.

ARTBAT фестиваль включает не только паблик-арт, но и небольшие персональные выставки, отличающиеся абсолютной цельностью экспозиции. Инсталляция «Biz bar edik» (мы были) Акзель Бейсембай имеет своё продолжение в персональной выставке художницы. Авторка создала волнующий нарратив о жизни духов, оберегающих природу. Её инсталляция задействовала сухое дерево, которое позже спилили. Фигурки духов разобрали жители, но художница продлила память о нём, изобразив на тротуаре силуэты голубых человечков, как проекцию ветвей, на которых обитали духи-хранители. Продолжив свой путь, духи оставили следы, уводящие от места гибели. Эту трогательную, немного грустную историю Акзель запечатлела на фотографиях, которые стали одним из трёх объектов выставки.

Ветви спиленного дерева художница, давая ему новую жизнь в искусстве, использовала в мини-инсталляциях, рассредоточенных по залу выставочного пространства «Egin». Композиции отличаются продуманностью и вниманием к деталям. Голубые фигурки духов повреждены так же, как и фрагменты деревьев, среди которых они располагаются. Всё, о чём хочет сказать художница – это то, как хрупок мир природы. Наводнениями, ураганами, извержением вулкана она уничтожает сама себя. Человек же наносит не меньший вред, чем природные катастрофы. Духов не существует, они плод воображения человечества, который растворяется вместе с гибелью живого.

Персональная выставка Акзель Бейсембай включает тотальную инсталляцию, которая с одной стороны служит самостоятельным объектом, с другой – это изображение того срубленного дерева. Написанный акрилом в голубых тонах силуэт будто призрак окутывает выставочное пространство и зрителя, который подняв голову может наблюдать переплетающуюся паутину ветвей. Так, уличная инсталляция вместе с экспозицией представляют собой единое художественное высказывание.

Выставка Акзель в центре «Egin» продлится до 30 ноября.

Для понимания любого искусства необходим контекст – время его создания. Рассматривая историю искусств, мы понимаем, когда художники опережали своё время (Босх писал сюрреалистические образы, в западноевропейском искусстве XVII века встречаются признаки романтизма и символизма). Некоторые образы можно рассматривать вне времени, они не теряют своей актуальности. Искусство не всегда нуждается в комментарии самого художника. Трактовка произведения может меняться в зависимости от контекста. Если вы хотите понять изначальный замысел, нужно переместиться во время его создания. Комментарий художника раскрывает смысл, который он закладывал, однако случается, что его работа говорит намного больше, расширяет диапазон проблем, которые затрагивает образ. 

Такой кажется скульптура «Без названия» Найры Каражидек. Авторка говорит о незаживающих ранах, оставленных колониализмом.


Её скульптура представляет собой балансирующую на тонком основании громоздкую композицию из двух булыжников. Тот, который большего размера, сверху давит на меньший – художница поясняет этот образ, как одно государство оказывает давление на другое. Верхний объём выглядит настолько тяжеловесным, что кажется, он прижимает нижний камень к земле всё ближе и ближе, что скоро не останется свободного пространства. Однако лаконичность форм напрашивается на более свободную трактовку образа, не ограниченную политической тематикой. Доминирование может проявляться в любых сферах. Художница, сама того не подозревая, создала сильнейший художественный образ, вызывающий различные ассоциации, отличные от задуманного.

Масштабность фестиваля является его главным преимуществом. Возможность зрителя случайно встретить произведение искусства на улице, взаимодействовать с ним или же просто пройти мимо, подчеркивает актуальность искусства и кураторских практик Казахстана.

ARTBAT FEST объединил художников из разных точек мира и показал, насколько они солидарны. Современное мировое арт-сообщество обеспокоено экологическими и социальными проблемами. Через искусство – многогранный язык, который понятен без переводчика – художники переосмысливают прошлое и современность ради благополучного будущего.

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
The Spirit of Tengri: миром правит музыка
Город
#события
The Spirit of Tengri: миром правит музыка
Слушаем новый сингл певца ORYNKHAN под названием «Sulýym»
Культура
#музыка
Слушаем новый сингл певца ORYNKHAN под названием «Sulýym»
Скриптонит присоединился к лайнапу Yandex Park Live
Город
#события
Скриптонит присоединился к лайнапу Yandex Park Live
Куир поптың жарық жұлдызы – Chappell Roan
Культура
#музыка
Куир поптың жарық жұлдызы – Chappell Roan
Don’t be shy: как прошла презентация нового аромата Kilian Paris
Город
#события
Don’t be shy: как прошла презентация нового аромата Kilian Paris