Закон о криминализации семейно-бытового насилия принят в Сенате. Что изменится?

Вчера, 11 апреля, в Сенате приняли законопроект по вопросам обеспечения прав женщин и безопасности детей. Для того, чтобы он официально вступил в силу, необходима подпись президента, однако в том, что документ будет подписан, нет никаких сомнений.

Накануне мы поговорили с правозащитницами о законопроекте, обсудили его преимущества, а сейчас расскажем, в чём суть будущих изменений и почему принятие закона — это большая победа для всего казахстанского общества.

ILLUSTRATION BY HANNA BARCZYK

Долгожданный законопроект, направленный на обеспечение прав женщин и безопасности детей, вчера, наконец, был одобрен депутатами Сената и отправлен на подпись президенту. Эта новость стала результатом долгой и тяжёлой борьбы гражданского общества против домашней тирании и насилия, от которого, по данным прокуратуры, в год погибает не менее 80 женщин. А по данным депутата Мажилиса Сергея Пономарёва, в результате гендерного насилия в Казахстане погибает около 400 женщин ежегодно, при этом лишь 40 процентов дел доходит до суда.

Несмотря на то, что казахстанские правозащитные организации никогда не выпускали из внимания эту глобальную проблему, новая волна яростных общественных дискуссий нахлынула именно в ноябре прошлого года, когда бывший министр экономики Куандык Бишимбаев до смерти избил свою жену — Салтанат Нукенову. Число подписей электронной петиции, которая была запущена ещё в 2021 году, выросло до 150 тысяч за рекордный срок, что впрочем для рассмотрения в правительстве не имело никакой силы. За судом над Бишимбаевым сейчас следит вся страна, ожидая справедливый приговор присяжных заседателей.

По словам правозащитников и юристов, принятый законопроект должен изменить сложившуюся ситуацию с семейно-бытовым насилием в лучшую сторону. Но каким образом — рассказываем ниже.

Криминализация семейно-бытового насилия

В 2017 году статьи «Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью» и «Побои» вынесли из Уголовного кодекса и внесли в Административный, тем самым декриминализировав преступления по этим статьям. И только в 2022 году Касым-Жомарт Токаев признал необходимость криминализации семейного насилия. В том же году депутаты парламента инициировали законопроект, который дошёл до президента только сейчас. За этот период власть предпринимала некоторые меры, направленные на борьбу с насилием: например, исключена возможность «примирения сторон», а сроки ареста по некоторым преступлениям увеличились.

Новые поправки же предписывают уголовную ответственность за побои и причинение лёгкого вреда здоровью — статьи вернули в Уголовный кодекс. За нанесение побоев штраф теперь составит до 295 тысяч тенге, а срок ареста — до 25 суток. До этого штраф составлял 36 тысяч тенге, а срок ареста — до 10 суток. По статьям за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и средней тяжести вреда здоровью исключается альтернативное наказание в виде ограничения свободы и устанавливается наказание в виде лишения свободы. 

Также все дела по семейно-бытовому насилию будут регистрироваться без заявления от жертв.

Накануне принятия законопроекта депутатами Сената мы обсудили поправки с правозащитницами. Елена Швецова, исполнительная директорка общественного фонда «Еркіндік қанаты», отмечает, что назвать законопроект идеальным сложно.

Конечно, было бы хорошо внести ещё некоторые поправки, но проблема в том, что этот процесс затянется на очень долгий срок. И не факт, что они вообще будут приняты. Даже в рабочих группах, в которых работали наши эксперты и коллеги с других общественных организаций, говорили, что те поправки, которые ими были предложены, в законопроект не вошли.

На мой взгляд, законопроект неполный, потому что он не рассматривает такие частные ситуации, когда, например, женщина находится в финансовой зависимости от мужчины, особенно, если у них есть дети и она нигде не работает. Даже если агрессора садят, то для жертвы в этом случае должны работать какие-то психологические центры, центры помощи по трудоустройству. Это, на самом деле, большая проблема, и найти какое-то конкретное решение, которое может исправить ситуацию, очень сложно. Мы не можем сказать, что всё решится, если наказание за преступление перейдёт из Административного кодекса в Уголовный. Мы понимаем, что у женщин возникнут уже другие проблемы. В таком случае должны быть какие-то работающие инструменты, благодаря которым жертва может пройти условную реабилитацию. Это целый комплекс мер.

Более того, мы видим, что в регионах эта проблема всё ещё сохраняется. Всё ещё существует феномен «уят», когда стыдно рассказывать родственникам о своих проблемах, когда соседи и другие посторонние люди могут эмоциально давить на женщину. В Алматы и Астане таких случаев намного меньше, но когда мы говорим о регионах, то проблема ещё сохраняется».

Елена Швецова, исполнительная директорка общественного фонда «Еркіндік қанаты»

Правозащитница подчёркивает, что в стране должна работать нулевая терпимость в отношении насилия, избиений, изнасилований, побоев и вообще убийства. Сейчас, наблюдая за судом над Бишимбаевым, можно увидеть, как формируется гражданское общество:

Я думаю, что Салтанат сегодня стала символом для всех казахстанцев. Она столкнулась с семейным насилием, в результате которого была жестоко убита. Многие видят, какой она была красивой, умной, образованной и из хорошей семьи. И даже в её случае произошло такое ужасное событие — её жестоко убили. В свете этого, как можно говорить о других женщинах, например, о тех, кто проживает в регионах? Я снова поднимаю вопрос о регионах, потому что там эта проблема остаётся на том же уровне: люди не знают, как выбраться из этой ситуации, у них нет знакомых, куда обратиться, а заявления принимаются в основном мужчинами-полицейскими. Это также вносит свои сложности, особенно в традиционных обществах юга.

Все люди, которые следят за процессом по делу Бишимбаева, сейчас ожидают честного суда. Я думаю, что именно в этот момент как раз таки и формируется наше гражданское общество, у которого должна быть абсолютно нулевая терпимость к насилию».

Правозащитница и глава Фонда #НеМолчиKZ Дина Тансари отмечает, что принятые поправки полностью ситуацию изменить, конечно, не смогут. Немаловажно применять именно профилактику абьюза, которая заключается, в первую очередь, в общественном порицании.

Если мы абьюзеров как-то будем общественно порицать и нам наконец разрешат публиковать их лица, заявлять об этом в СМИ, максимально их позорить, то они сами прекратят. Вот посмотрите на ход дела Бишимбаева: что он делал? Он заставлял Салтанат сниматься обнажённой на видео, потому что боялся общественного порицания, он знал, что у её брата точно есть подтверждающие насилие фотографии, и потому начал шантажировать Салтанат интимными видео.

На самом деле, все боятся общественного порицания, по крайней мере, большинство этих абьюзеров. Бишимбаев держится за своё положение и боится за репутацию семьи, поэтому для нас, для общества, общественное порицание — это инструмент влияния, и этот инструмент надо использовать. Поэтому, конечно, одним законом мы не сможем обойтись. Абсолютно никак. Нужно ещё очень большую работу проводить с общественным сознанием. Процесс Бишимбаева — это поворотный момент в судьбе страны в целом, потому что через этот процесс ко многим пришло осознание того, что домашнее насилие не касается конкретно одной семьи. Домашнее насилие — это общественная проблема, и если мы не будем порицать агрессоров, то, значит, мы будем поощрять насилие в обществе».

Дина Тансари, президентка Фонда #НеМолчиKZ

В отношении детей

Законопроект также включает поправки и в отношении детей. Одним из главных нововведений можно считать отказ от примирения по преступлениям, связанным с насилием в отношении несовершеннолетних, если только подобное преступление не совершил человек, тоже не достигший совершеннолетия.

За приставания сексуализированного характера к несовершеннолетним, в том числе в интернете, преступников будет ждать уголовная ответственность. А за изнасилование, убийство и насильственные действия сексуализированного характера по отношению к малолетним будет подразумеваться только пожизненное лишение свободы. Уголовно наказывать также будут за склонение или содействие совершению самоубийства.

Нововведения коснулись и Административный кодекс: наказывать будут за травлю, неисполнение мер по обеспечению безопасности ребёнка его родителями и принудительную высадку ребёнка из общественного транспорта без сопровождения законного представителя.

Кроме того, в Кодексе «О браке (супружестве) и семье» определят правовой статус центров поддержки семьи. Сформируют их функции и нормы о создании контакт-центра «111», который будет оказывать информационно консультацию и психологическую помощь по вопросам семьи, защиты прав женщин и детей.

Согласно законодательству, законопроект будет предоставлен на подпись президенту в течение десяти дней. Президент подписывает закон в течение одного месяца, обнародует закон либо возвращает закон или отдельные его статьи для повторного обсуждения и голосования. Однако ждать 40 дней казахстанцам, возможно, не предстоит — скорее всего, закон примут куда быстрее. А какие результаты он сможет принести и изменится ли ситуация вообще, мы узнаем куда позже.

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Культура
#кино
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Город
#события
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Культура
#музыка
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Культура
#музыка
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Команда из СНГ Team Spirit  выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2
Культура
#интернет
Команда из СНГ Team Spirit выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2