Почему через два с половиной века нам снова нужно Просвещение? 

Почему через два с половиной века нам снова нужно Просвещение? 

«Битва против лжи – и против любой доктрины, любого мировоззрения, предлагающего в качестве идеологии «фантастическую», «демонологическую», всеохватывающую неправду, – должна представляться особенно значимой людям, рождённым и живущим на территории бывшего Советского Союза» – говорит Питер Кауфман в предисловии к русскоязычному изданию своей книги. Её цель – показать, насколько сильно доступ к знаниям коррелирует с нашей свободой. 

Просвещение тогда 

Эпоха Просвещения, тянущаяся из конца XVI века в начало XIX, несомненно является одним из величайших периодов истории Европейской цивилизации и человеческой культуры как таковой. Во многом именно деятелям той бурной поры мы обязаны сегодняшним положением дел – состоянием науки, декларацией о правах человека и экономическим процветанием мира. Питер Кауфман в своей книге описывает проект этого периода, величайший по задумке и масштабу, задуманный двумя важнейшими философами Эпохи Просвещения – Дени Дидро и Жаном Д’Аламбером. Называется он очень простым и понятным сегодня словом «Энциклопедия». Но чем она была тогда, почти два с половиной века назад?

А была она гигантской мечтой и соразмерной авантюрой. Кауфман подробно описывает, на какие обманы и ухищрения пришлось пойти создателям «Энциклопедии», чтобы их труд смог увидеть свет. Поскольку создание такого свода знаний обо всём мире было предприятием крайне дорогостоящим, Дидро и Д’Аламбер в рекламных буклетах водили инвесторов и будущих читателей за нос, заявляя, что несколько первых томов уже готовы к печати, и просили как можно скорее сделать покупку, чтобы в ближайшее время получить книгу в руки.

Делали они это не из корыстных побуждений (большую часть своей биографии оба философа совершенно не жаловались на жизнь), а потому, что на реализацию проекта нужно было добывать средства всеми возможными способами. Но он того стоил. Почему? Потому что он должен был стать (и, отчасти, стал!) единым сводом знаний, доступных Европе. Он должен был объединить людей, доселе пересекавшихся лишь по нужде – людей искусства, учёных, теологов и даже, немыслимо, ремесленников. Каждый автор статьи для «Энциклопедии» со знанием и уникальным стилем описывал свой предмет, почти для всего появились перекрёстные ссылки, источники подтверждения и другие способы верификации. Создатели проекта сравнивали различные мнения, аргументы, выслушивали и изучали споры специалистов в каждой области, чтобы оставить в своём своде знаний наиболее достоверную информацию.

Как пишет Питер Кауфман: «В практическом плане значение этой идеи было революционным: больше не существовало общепринятых истин, помимо тех, что можно доказать и использовать как доказательство».

Вселенная Монстров тогда

Ничто не вечно под луной, и великая Эпоха Просвещения тоже ушла. Она оставила нам важное наследие, но далеко не все уроки этого периода были усвоены человечеством. Кауфман начинает свою книгу с истории Уильяма Тиндейла – католического священника, жившего в начале XVI века. Тиндейл задумал важное для всей Европейской цивилизации дело: он хотел перевести Библию на английский язык, чтобы каждый верующий католик – таковые тогда были абсолютным большинством – мог читать главный текст своей жизни самостоятельно, обращаясь к нему без посредников. Библия была и остаётся не только кодифицированным справочником того, как следует жить христианину, но и важнейшим источником знаний. В ней, например, нет никакой индульгенции, которой «Экклезиа Католика» в те времена активно пользовалась. Угадаете, как закончил Тиндейл?

Говорят, что заживо сгорающий на костре священник вскрикнул: «Господи! Открой глаза королю Англии!». Кауфман считает, что Тиндейла сожгли не по религиозным причинам. Его «преступление», которое на самом деле великий подвиг, заключалось в том, что он посягнул на монополию знаний. Все знания, вся информация держалась в руках Церкви, она была единственным субъектом, который имел право обрабатывать и интерпретировать её. Эта монополия стала источником политической и экономической власти, которой никто делиться, естественно, не хотел. Знания – сила, в самом прямом, вульгарном и ужасном смысле слова. Европа окажется в огне религиозных войн после того, как ещё один герой своей эпохи, Мартин Лютер, переведёт всё ту же книгу на родной язык.

За неимением лучшего термина (так говорит сам автор книги) Кауфман называет такое положение дел Вселенной Монстров. Вселенная Монстров – это мир, в котором кто-то обладает монополией на знания, пытается препятствовать их распространению и наказывает несогласных. Но Вселенная Монстров – это и все те, кто к этому миру принадлежит, и живут они с нами в одной и той же реальности. Автор показывает, что Эпоха Просвещения, которая на исторической прямой лежит между тем далёким периодом и сегодняшним днём, не решила всех проблем. У Тиндейла есть преемники в современности – это, например, Аарон Шварц и Эдвард Сноуден.

Шварц вторгся в библиотеку JSTOR – вероятно, главный онлайн-архив мира, содержащий необъятное количество научных статей. Он скачал оттуда значительное количество материалов на собственные носители с целью дальнейшей бесплатной публикации для всех, кто не имеет возможности ознакомиться с научными статьями на коммерческой основе. Его активное желание сделать науку и информацию свободными привели к уголовному преследованию по десятку статей. В 2013 году Шварц, находясь под следствием, не выдержал давления и лишил себя жизни – Кауфман считает, что его убила именно Вселенная Монстров.

История Эдварда Сноудена во многом похожа. Он получил доступ к 1.7 миллиону секретных документов американских спецслужб, в которых содержалась информация о массовых слежках со стороны правительства США. Последнее всегда их отрицало, потому что у него была монополия на знания. Рассекретивший информацию Сноуден тоже оказался под следствием и в международном уголовном розыске, из-за чего был вынужден просить о политическом убежище в России. Сейчас его точное местонахождение неизвестно.

Просвещение сегодня

Эпоха Просвещения не смогла до конца выполнить поставленные перед собой задачи – ей так и не удалось добиться свободного распространения знаний, подарить людям независимость от властных институций и победить Вселенную Монстров. Это означает, что сегодня, во времена фейковых новостей и информационной власти медиа-корпораций, пришло время для того, чтобы снова бросить Вселенной Монстров вызов и получить право на знания для каждого.

Если государство, постыдно ограбленное Сноуденом, или частные организации, доступ к данным которых смог получить Шварц, обладают всеми необходимыми техническими возможностями для того, чтобы собирать и распространять знания обо всём, то мы можем увидеть в этом луч надежды. Сегодня для борьбы со Вселенной Монстров не нужно привлекать большое финансирование или выискивать специалистов в каждой области, у нас есть необходимые технологии и даже готовые площадки, чтобы знания могли распространяться свободно.

Примером такого рода площадки может служить «Википедия» – пожалуй, величайший информационный и образовательный проект всех времён и народов. Она вдохновлена идеей Просвещения и свободного распространения знаний: её главным идеологом, по признанию создателей «Вики», является Ричард Столлман – один из авторов операционной системы GNU/Linux и лицензии CopyLeft, позволившей свободно распространяться многим тысячам технологических решений.

Кауфман пишет, что в Эпоху Просвещения инструментов борьбы были печатный станок и бумажный лист, а сегодня главным полем действий является прямоугольник другого рода – экран. Экран вашего телефона, ноутбука, планшета и даже телевизора открывают доступ к бесчисленному количеству видео, из которых можно получать знания. Кауфман уверен, что видео – лучший способ распространения информации, Видеокультуре, по словам автора, сегодня принадлежит наибольшая власть менять мир: это наиболее простой способ получения знаний, которым люди пользуются с большим желанием, чем другими источниками. Но в этом есть и опасность, которую автор книги почему-то отказывается видеть.

Вселенная монстров сегодня

В телевизионной индустрии Соединённых Штатов было предпринято несколько попыток организовать вещание, направленное на распространение знаний. В частности, существовал проект под названием «Комиссия Карнеги», который после длительных обсуждений со специалистами из разных сфер составил ряд рекомендаций, призванных «развивать и упрочивать» образовательное телевидение Америки.

Эпохе Просвещения не удалось добиться всех результатов отчасти потому, что эта культура всё ещё оставалась очень эксклюзивной. Кауфман приводит мнение о том, что Просвещение, в сущности, было «Просвещением для белых», всё ещё оставалось слишком эксклюзивным, а сами его деятели были такими же монополистами в области знаний, как и те, с кем они боролись.

Телевизионные образовательные проекты могли бы решить эту проблему, потому что вещание было бы доступно совершенно для всех. Среди рекомендаций Комиссии Карнеги встречаются весьма достойные идеи, например:

  • Поддерживать местные программы местных телеканалов;
  • Провести масштабные исследования, чтобы лучше понимать, как использовать телевидение для формального и неформального образования;
  • Способствовать техническим экспериментам, направленным на совершенствование телевизионного оборудования.

И ряд других. Как нетрудно увидеть, слабость этих рекомендаций в том, что они носят декларативный и очень абстрактный характер, не предлагая никакого конкретного действия. В то же время, среди идей, выраженных Комиссией Карнеги, есть и более controversial предложения. Например, предлагается учредить неправительственную корпорацию, которая будет контролировать телевидение, а финансировать её нужно будет посредством введения акциза на телевизоры. То есть каждый владелец ТВ будет платить дополнительный налог просто ради того, чтобы некоторая компания, формально негосударственная, могла показывать ему образовательные передачи, на содержание которых он никак не может повлиять.

Питер Кауфман всю свою книгу посвящает тому, что знания следует сделать как можно более дисперсными, как можно более свободными, обширными, разнообразными и доступными всем из множества независимых источников, и в то же время поддерживает идею управления целой индустрией визуального образования со стороны одной (всего одной!) корпорации. Но он совершенно упускает из виду, что в этом и скрывается Вселенная Монстров, с которой он пытается бороться. То, что существует много десятилетий в добровольном порядке, автор книги предлагает сделать обязательным.

Чему действительно может научить эта книга? 

Прежде всего, Питер Кауфман (пусть он местами и противоречит самому себе), искренне и по-наивному уверен, что знания никому не должны принадлежать. Они являются общественным достоянием и должны служить всему человечеству – с этим сложно не согласиться, поскольку такая идея лежит в основе системы всей нашей сегодняшней науки. Но даже в этом вопросе мы пока не достигли абсолюта: некоторая информация остаётся очень эсклюзивной, доступной лишь избранному кругу лиц. Тем не менее, большая часть знаний о современном мире прямо у вас в руках – несколько поисковых запросов позволят вам узнать (или, хотя бы, узнать способ узнать) что угодно. Этим нужно уметь наслаждаться и пользоваться для улучшения своей жизни.

Кроме того, Просвещение сегодня похоже на снежный ком, которому лишь иногда препятствуют отдельные несогласные люди и организации. Мир уже прошёл точку невозврата, и с каждым днём, как об этом и мечтал Кауфман, всё больше знаний доступно всё большему количеству людей. А коль скоро мы имеем всё больше знаний, то получаем и всё больше власти, свободы и независимости. Самое главное, исследуйте, изучайте и распространяйте – хорошим началом в этом деле может стать книга Питера Кауфмана «Новое Просвещение и борьба за свободу знания».

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
Ликбез
#общество
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Культура
#кино
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
Город
#события
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Город
#события
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Gillette представили новый продукт и амбассадора
Бизнес
Gillette представили новый продукт и амбассадора