«Хотелось просто спрятаться в угол и сидеть там»: как казахстанки проживали кризис четверти жизни? 

В сети то и дело появляются посты, где говорится, что период с 25-ти до 30-ти лет – это самое лучшее время в жизни человека. Но, что если, всё, что он_а испытывает сейчас – это неопределённость, тревожность и сомнения о сделанных выборах. 

Это время психологи называют «кризисом четверти жизни». Авторка ‘98mag Мари Романова поговорила с тремя девушками об их опыте проживания данного периода. А также узнала у психологини – чем вызвано это состояние, как себе помочь и что делать, если близкий проходит через кризис?

Улпан Рамазанова, журналистка, блогерка, основательница проекта Tanym: 

«Я переживаю кризис четверти жизни прямо сейчас. Случился он по нескольким причинам: мне исполнилось 29 лет, я закончила психотерапию, что, словно по щелчку, завершило развитие моей лобной доли. Вся моя личность до этого момента была построена на защитных механизмах и страхах. Остаться без них стало настоящим шоком для меня. Теперь приходится пересобирать себя и свою личность заново.  

Сейчас мне сложно точно и с прежним задором ответить на вопрос: «Кто я?» Рассыпалось всё: и отношение к карьере, и цели, и некоторые дружеские связи, и самоощущение. Но, вместе с этим, мне стало всё равно на многие вопросы. Поняла, что больше не хочу бежать и спасать каждого, кто в этом нуждается. Я поменяла позиционирование блога. Мне больше не хочется быть «старшей сестрой», которая всегда рядом и обязательно обогреет, даст совет. От этого хоть и стыдно, но одновременно – очень свободно. Мне, прежде всего, хочется вернуть себя самой себе. Поэтому на многие вещи стала смотреть с перспективы: «Нужно ли это мне?», «Хочу ли я этого?», «Оно мне интересно?». 

Осознание того, что я сама хозяйка своей жизни, кружит голову. Что делать – непонятно и это пугает. Ведь раньше в моих проблемах всегда был кто-то виноват. А теперь приходится полностью брать ответственность на себя и учиться жить с мыслью, что реальность – это отражение моих мыслей. Четкая и понятная оценка мира, как чёрно-белого, перестала работать и появились вопросы: «Как жить, когда тебе комфортно быть неудобной, а внутри есть глубокая уверенность, что всё с тобой нормально?». Я пока не понимаю, как заново построить свою жизнь. Чувствую, что меня прибило к берегу после долгого шторма, который разорвал в клочья все мои прошлые регалии, мнения. 

Но этот опыт очень важен для меня. Мои планы на будущее исходят из того, что я учусь следовать своим, даже самым глупым, желаниям. Жизнь – это вопрос, и смерть – ответ, но я пока слишком молода, чтобы сдать свой листочек экзаменатору».

Саулентай Талгаткызы, практикующая психологиня, гештальт-терапевтка:

«С кризисом четверти жизни сталкиваются только те люди, которые проживают период и процесс развития личности. Он про смысл жизни, достижения, изучение своей идентичности и обретение самостоятельности. Если очень коротко, то этот этап наступает тогда, когда предыдущие опыт и знания уже не подходят, а новой опоры – еще нет. Но в этот период у человека много страхов, сомнений и мало навыков, как безопасно для себя выйти из этого периода. 

Признаки кризиса четверти жизни: 

– человек осознает противоречия между своими желаниями и внешними требованиями и не может найти решение данной проблемы;

– появляется желание полностью изменить жизнь, основные ориентиры, круг друзей, работу и так далее;

– личность проходит через много этапов самоанализа в поисках жизненных приоритетов. Современность отвечает этим требованиям – люди 25-35 лет чаще слушают психологические подкасты и изучают развивающий контент; 

– человек постоянно сравнивает себя и свои достижения с окружающими. В век развития «инфобизнеса», где транслируется «быстрый успех», кризис четверти жизни ощущается сильнее и больнее. В такие моменты важно помнить, что желание купить маме квартиру, построить дом и начать бизнес в 22 года – неестественно.

Если взять примеры из шоу-бизнеса, то через кризис четверти жизни проходили Ninety One и jeltoksan.. В первом случае мы видели, как группа сепарировалась от сильного продюссера, поставила себя на сцене и продолжает творить. Хотя и без новых хитов пока. А во втором – человек рассказывал подкасту Заманdas о своих сомнениях, принципах и надеждах на будущее. Это и был классический пример проживания кризиса четверти жизни». 

Диана Джумагулова-Матвеева, журналистка и редакторка отдела General News в Kursiv Media, фемактивистка: 

«Столкнулась с кризисом четверти жизни около года назад, когда мне было 25 лет. Я думаю, что это закономерный процесс, так как люди начинают критично смотреть на выборы, сделанные в более молодом возрасте. Появляются вопросы к себе: «Правильно ли я поступила?» «Нужен ли мне был этот выбор?», «Могу ли я доверять выборам, сделанным в юности?»

У меня был запрос на работу с апатией, и как-то я сказала психотерапевтке, что хочется просто провести один день, когда у меня не будет никаких задач, и я смогу просто отдохнуть. Мне казалось, что когда он наступит, то пройдет и физическая усталость, и появятся моральные силы. Тогда терапевтка озвучила мысль, которая натолкнула меня на серьезные размышления: «Вы словно не готовы до конца ко взрослой жизни, раз ждёте определенный день, где не будет ответственности и срочных дел. А ведь взрослая жизнь, чаще всего, именно это и предполагает». 

Дело в том, что я физически, в силу обстоятельств, была вынуждена рано повзрослеть, начать работать, обеспечивать семью, но морально взросление не наступило, я не была к нему готова. Возможно именно это и послужило причиной запуска кризиса четверти жизни в моем случае.

Когда переживала этот период, то много нервничала и рефлексировала. Стала придумывать разные варианты событий в своей жизни, пыталась понять, что мне нравится, а что – нет. Всё это отнимало очень много сил. Я жила в режиме энергодефицита во всех сферах жизни:  быт, отношения, саморазвитие, карьера. Мало времени уделяла друзьям, потому что сложно было делиться чем-то позитивным. Наверное, со мной было тяжело общаться в этот период. 

Очень помогала психотерапевтка, с которой я делилась своими переживаниями и наблюдениями. Вместе мы пытались рефлексировать на тему социальных и традиционных установок. В моём случае это было не слишком турбулентно, потому что выбирала профессию в более осознанном возрасте – в 20 лет. Но сложнее всего давалось «отделение мух от котлет». Пыталась одновременно понять, что навязано, а с другой стороны думала: «Не ухожу ли я в оппозицию против социальных установок? Вдруг некоторые нормы мне действительно подходят?» 

Так, среди множества мнений в моей голове получилось найти то, что не было навязанным и продиктованным кем-то. И, хотя в моменте было тяжело, нахожу этот опыт позитивным. Разобравшись со всеми внутренними заблуждениями поняла, что на самом деле всё делала правильно. Как будто интуитивно чувствовала, что мне нужно, и делала правильные выборы. Я осталась в своей профессии, потому что поняла, что какие-то терзания были больше продиктованы спецификой, но журналистика приносит счастье. Этот опыт положительно повлиял на мою самооценку. 

Я думаю, что люди проходят через кризис четверти жизни, потому что в наше время всё слишком быстро меняется: появляются новые карьерные возможности, формы отношений и жизни. Если раньше целью было выйти замуж, найти работу, родить ребёнка, то сейчас у нас нет ограничений в своём выборе. Можно просто строить карьеру или посвятить всю себя семье или найти удалённую работу и всю жизнь путешествовать. Из-за огромного количества жизненных путей молодые люди находятся в таком кризисе, что просто не понимают, что делать дальше. 

Но я сомневаюсь, что можно или нужно избегать проживание кризиса. Это важный момент в обретении себя, и нормально, если больше не получается опираться на решения, принятые в молодом возрасте. Также нормально, что, исходя из новых приоритетов и целей, меняются профессии, мнения и люди вокруг». 

Саулентай Талгаткызы, практикующая психологиня, гештальт-терапевтка:

«В этот период человеку характерны: 

– отсутствие физических и моральных сил на работу, учебу, развитие. И, хотя желания много, то человек переживает апатичное состояние;

– раздражение, зависть к окружающим;

– желание скрыться от людей; 

– самокритика; 

– потребность в высокой самооценке и внешней опоре;

– страх будущего, ощущение того, что жизнь закончилась и лучше уже не будет; 

– разочарование в себе, своих выборах, близких; 

– полная потерянность и состояние одиночества;

– эмоциональная нестабильность.

Все вышеописанные признаки могут проявляться как одновременно, так и частично. 

Возраст 25-35 лет – это момент перехода из юности во взрослую жизнь. Так, появляются ответственность и потребности взрослого человека, а ресурсов нет. Сам момент тоже переломный: нужно выбрать профессию, партнера, стать финансово грамотным, устойчивым и иметь стабильность. При этом карьеру нужно не просто выбрать, а предложить рынку компетентную специальность и быть конкурентоспособным. При выборе партнёра учитывать возможный переход на новый этап отношений – совместное проживание, брак или рождение детей. Одним словом, романтики меньше, быта – больше. Финансовые переживания тоже одна из причин кризиса четверти века. Человеку хочется свободы, вдохновения, но мало самостоятельности и финансовых возможностей. 

Всё это очень тревожные процессы». 

Алина Есимбекова, казахстанско-чешская художница и графическая дизайнерка:

«У меня кризис возник, потому что я училась на факультете искусств, где мечты столкнулись с реальностью. Оплачиваемую работу в этой сфере очень сложно найти, а переквалифицироваться не было желания. Я люблю то, что делаю. Но вместе с этим приходило осознание, что не понимаю, как могу себя финансово обеспечить. Это было страшно. 

Я так много думала о том, что будет со мной в будущем, что почти месяц не спала из-за тревожности. Сложнее всего давалась необходимость каждый день с кем-то разговаривать и поддерживать свою жизнь на привычном уровне. Я чувствовала себя очень потерянной, как корабль без навигатора в бурю. Было страшно рассказывать о своих переживаниях, ведь я боялась, что меня осудят. Случались  панические эпизоды, когда знакомые спрашивали: «А чем ты занимаешься?». Тогда мне физически становилось тяжело дышать и говорить. Когда сам не знаешь, что делать – это одно, а признаваться в этом другим — совершенно другой уровень стыда. Чувствовала себя полной неудачницей. Хотелось просто спрятаться в угол и сидеть там, пока это всё не закончится. А ещё со всех сторон давили родственники, говоря: «Пора замуж». Вся семья злилась на меня и считала, что я ко всему отношусь несерьёзно. Было тяжело им объяснить моё состояние, потому что я сама не до конца осознавала, что со мной происходило. 

Пережить кризис четверти жизни мне помогли советы людей старше меня. Они меня успокаивали и говорили, что если я не знаю, что делать, то это нормально. Ещё помогла психологиня – мы с ней осваивали навыки планирования. Представили мою мечту по шагам и разбили её на более мелкие «задачи». Такой метод помог мне обрести уверенность в завтра и, в какой-то степени, успокоил. Я смогла понять, что я за человек и куда хочу двигаться дальше. Мне кажется, что без терапии мне было бы сложно к этому прийти. 

Но проживание кризиса жизни испортило мне самооценку. Я была очень уверенным в себе подростком, и мне все говорили, что меня ждёт великое будущее. Утвердилась в мысли, что у меня будет и крутая работа в ООН,  и выставки, и муж вместе с домом и машиной. В кризис пришло осознание, что это физически невозможно и очень изматывающее. Тогда моя самооценка моментально упала, ведь она была привязана к моим достижениям, а не к тому, кем я являюсь. Потом на любые свои великие планы говорила: «Конечно же, у меня ничего не получится, я же такой-сякой». 

Я думаю, что этого опыта можно избежать, потому что знаю людей, которые не проходили через кризис. Биопсихосоциальная модель зависит от генетики, социального класса, среды, где вырос человек. Поэтому если его_ее семья – спокойная, любящая и принимающая, то у личности нет планки, которую обязательно достичь. Конечно, есть тревоги, но нет такого сильного перекоса и шторма». 

Саулентай Талгаткызы, практикующая психологиня, гештальт-терапевтка:

«Если ваш близкий проходит через кризис четверти жизни, то нужно:

– много слушать и слышать, быть молча рядом;

– контактировать так, как привычно обоим. Не нужно усугублять эмоциональные трудности человека; 

– не поучать и не наставлять. Лучше поделиться своим опытом, страхами и сомнениями с посылом, что вам понятно и знакомо то, что переживает ваш друг/коллега/родственник; 

– не обесценивать действия и чувства; 

– нормализовать любые эмоции в вашем общении; 

– не быть психологом. 

Идеальный вариант, который поможет справиться с этим состоянием – психотерапия. Специалист поможет найти внутреннюю опору и даст необходимую поддержку. В Казахстане есть и бесплатная психотерапевтическая помощь, которую часто недооценивают. Но хороших специалистов много. Есть всевозможные психотерапевтические группы, которые я настоятельно рекомендую. 

Мои рекомендации: 

– признать, что у вас кризис и дать себе место для чувств; 

– найти людей или среду, где вы сможете безопасно выражать свои переживания;

– быть на свежем воздухе. Это хорошо помогает перезагрузиться. Многие недооценивают кислородное голодание, а оно причина пониженного настроения и отсутствия сил;

– заняться спортом. Он помогает выработке гормонам счастья: дофамину и серотонину; 

– выражать себя через творчество. Творите сами, вдохновляйтесь теми, кто творит. Духовный рост через искусство поддержит ваши мечты и цели, и возвращает ценность».  

Что бы вы посоветовали тем, кто сейчас переживает кризис четверти жизни? 

Улпан Рамазанова, журналистка, блогерка, основательница проекта Tanym: 

«Прежде всего хорошо питайтесь, пейте много воды, слушайте добрых и мудрых людей и убедитесь, что в вашей жизни достаточно солнца и моря. Всё остальное подскажет жизнь. Удачи».

Диана Джумагулова-Матвеева, журналистка и редакторка отдела General News в Kursiv Media, фемактивистка: 

«Хочу посоветовать не избегать размышлений, которые появляются в этот период, и не отбрасывать их, как глупые сомнения. Если есть возможность обратиться к психологам или психотерапевтам, то это очень здорово, потому что они помогают задавать себе правильные вопросы и выстраивать новые ориентиры с опорой на себя. Очень сложно самостоятельно разобраться с этим ворохом мыслей. 

Самое главное, если вы вдруг пришли к мысли, что нужно полностью поменять свою жизнь, но пока страшно, то можно ненадолго отложить изменения. Морально и экономически подготовиться к ним. Искать себя в любом возрасте — это нормально и нужно».

 

Алина Есимбекова, казахстанско-чешская художница и графическая дизайнерка:

«Всем, кто себя нашёл в этом кризисе, хочется сказать – я вас обнимаю,  и мне очень жаль. Иногда, когда мы находимся на самом дне, это может помочь увидеть свет. Я сказала себе: «Да, хорошо, у меня не будет карьеры, которую я хочу, нет ни мужа, ни семьи, ни квартиры». Но именно в этом состоянии поняла, что никакая работа и социальные статусы не меняют меня в корне. 

Главное, помнить, что все подобные состояния временны и, рано или поздно, всё наладится».

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Культура
#кино
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Город
#события
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Культура
#музыка
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Культура
#музыка
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Команда из СНГ Team Spirit  выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2
Культура
#интернет
Команда из СНГ Team Spirit выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2