Специальное интервью с Антоном Долиным: о фильме «Дәстүр», сказках в кино и своём YouTube-канале

Специальное интервью с Антоном Долиным: о фильме «Дәстүр», сказках в кино и своём YouTube-канале

Известный кинокритик Антон Долин на днях посетил Алматы с серией лекций о современном кино. Редакция ‘98mag взяла специальное интервью у критика и расспросила его о тенденциях в мировом, российском и казахстанском кино. 

Вы находитесь в иммиграции уже почти два года. Успели ли вы за это время адаптироваться к новой жизни?

Только отчасти. Мне кажется, что жизнь продолжает быть промежуточной. Это существование если не на физических, то как минимум на психологических чемоданах. Куда собрал эти чемоданы, совершенно непонятно: то ли обратно домой, то ли подальше от Европы. 

Я провёл лето прошлого года в США. Конечно, я не мог не подумать насколько привлекательна перспектива уехать туда — подальше от нашего континента, где никому толком кроме политиков нет дела до войны. Не потому что я хочу, чтобы мне не было дела до войны, а потому что она съела весь мозг и все нервы. Абстрагироваться от этих мыслей я так и не научился. Может географическое абстрагирование помогло бы. Но в целом у меня нет никаких ресурсов — ни человеческих, ни профессиональных — нет. А нынешняя эмиграция остаётся вынужденной и спонтанной, а не заранее выстроенной. Поэтому я по-прежнему живу без почвы под ногами.

Из того, что способно дать вам почву для опоры, можно назвать ваш YouTube-канал. За годы его существования у него не раз менялся формат. Хотелось бы узнать, чем для вас сейчас стал канал и каким вы видите его будущее?

У меня очень странное отношение к моему YouTube-каналу. Я должен начать с того, что на самом деле я не люблю сниматься и быть на видео. Канал возник не по моей инициативе. Мне предложили его создать, но сделали это с практически полной творческой свободой. И я подумал: «Почему бы и нет». Когда-то я из похожих мыслей пошёл на «Вечерний Ургант». Потом из тех же соображений сходил к Юрию Дудю. После того как интервью, неожиданно для представителя моей профессии, обрело популярность, я таким же образом открыл свой канал. Каждый раз так я беру себя «на слабо». 

Изменение форматов канала — это не результат неудовлетворённости собой. Это честное признание отсутствия какого-либо чёткого ответа. Я не знаю зачем это всё. Если говорить о выражении себя в кинокритической деятельности, то моей любимой формой является написание статей. Если говорить о более глубокой форме, то это работа над книгами. Сейчас я пишу новую. А форма, которая приносит мне больше всего удовольствия, — это радио. Я сейчас говорил с одной русскоязычной радиостанцией в Риге и теперь буду к ним ходить пару раз в месяц и рассказывать про кино. Я начинал с радио. Мне очень нравится, что это всегда прямой эфир и что меня при этом не снимает камера. Это освобождает. 

Одна из самых серьёзных причин, почему я занимаюсь каналом заключается в том, что сегодня очень многие люди получают информацию о мире, в том числе об искусстве, через YouTube. То есть он заменил людям телевизор. Поэтому я получаю такое количество позитивных откликов и благодарности, что в каком-то смысле чувствую себя обязанным продолжать. Каждый раз когда я вижу, что некий новый формат людям нравится, я немного меняю направление того, чем мы занимаемся. Я надеюсь, это не выглядит как погоня за хайпом и популярностью. Потому что это действительно не так. Несомненно, YouTube-канал не может существовать, если ты всё время не набираешь новые просмотры и не добавляешь новых подписчиков. Но это точно для меня не сверхзадача, а топливо, чтобы продолжать. Если это топливо кончится и люди потеряют интерес, я распрощаюсь с «Радио Долин» в один день и с лёгким сердцем.

Когда началась война, вам тяжело было смотреть определённые фильмы (к примеру, боевики). Но за последний год какое кино стало вам ближе?

В прошлом году я выпустил книгу «Сказки». Для меня стало сенсацией, что она вышла в России. Я очень много думаю над жанрами сказок, потому что когда-то изучал это в университете. Потом я писал диссертацию на эту тему, но не защитил её. Это была моя первая книга, до сих пор не опубликованная. Я очень много думаю над сказками, потому что это очень мощное орудие. Сказки — это одна из самых древних форм литературы. И сказки — они двойственны. С одной стороны, сказки — это способ манипулировать общественным сознанием и врать. С другой стороны, это способ говорить правду более откровенно, чем это позволяют себе реалистические жанры.

Сказка — ложь, да в ней намёк

Над этой двойственностью сказки я думаю всю жизнь. Сейчас она проявляется очень ярко. С одной стороны, очень травматические темы поднимаются в таких популярных киносказках, как «Барби», «Бедные-несчастные» и «Мальчик и птица». С другой стороны, Россия переполнена такими сказками, как «Чебурашка», «По щучьему веленью» и «Бременские музыканты». Они не просто бегут от реальности, но и программируют зрителей на определённое видение реальности. Зритель этого, конечно, не замечает, потому что сказка для него — это способ развлечься и провести время с детьми. С этой точки зрения новые киносказки находятся в той же плачевной точке, что и российское образование, которое тоже направлено на перепрограммирование детей. 

Поэтому сказки — это то, что меня интересовало больше всего в последние годы. Тут, кстати, можно вспомнить фильм Александра Сокурова «Сказка», которая тоже не случайно так названа. И в каком-то смысле все три мои любимые картины прошлого года, а это «Бедные-несчастные», «Рецепт любви» и «Мальчик и птица», тоже являются сказками.

Можете ли вы сказать, что такой сказочный подход к фильмам выходит сейчас на передний план в мировом кино? Какие вообще тренды вы наблюдаете?

Тренды самые разные. К примеру, документалистика очень сильно набрала за последние годы. Можно сказать отдельно про документалистику, которая говорит о войне в Украине. Я недавно посмотрел фильм «В зеркале заднего вида». Фильм представляет собой хронику вывоза беженцев из Украины. Режиссёр-поляк купил минивэн и теперь он их сам вывозит, одновременно снимая происходящее. То есть знаменитая диллема документального кино здесь решена: или ты снимаешь как людям плохо, или помогаешь им. Он делает и то, и другое. Мне показалось, что это очень сильный жест.

И этот фильм сообщает очень простую мысль: кино — это не обязательно бессмысленное развлечение во времена больших катаклизмов. Иногда кино — это действенное орудие для противостояния злу. 

Я думаю, что одновременный рост популярности сказок и документалистики — это такой вид поляризации, который свойственен кризисным эпохам. Эти два радикально противоположных полюса кинематографа выросли в последнее время. 

А что по тенденциям в российском кино?

Есть те эскапистские сказки, которые я перечислил. Похожих сейчас снимается ещё фильмов десять. Но вместе с ними есть «Мастер и Маргарита», которая получает хорошие цифры в прокате. И это тоже сказка. То есть она прям представлена в фильме как сказка: писатель придумывает историю о том, как Сатана приезжает в Москву, чтобы наказать его обидчиков. Он рассказывает о том, как абсолютно бессильный человек, который не может ничего, на самом деле обладает невероятной силой: Бог и Сатана являются созданиями его рассудка. «Мастер и Маргарита» — это история о силе воображение и искусства, причём в самые плохие времена. Действия там происходят примерно в период большого террора Сталина. 

Сделанный в очень похожей эстетике «Капитан Волконогов» про то, что палачам ничто не может противостоять. А «Мастер и Маргарита» про то, что любовь и творчество могут кое-что противопоставить палачам. Я думаю, что это очень утешительный посыл для современной России и поэтому вся страна пошла смотреть этот фильм.

С начала полномасштабной войны прошло уже два года. Можно ли сказать, что с тех пор российское кино оказалось в изоляции?

Полной изоляции нет. Я бы назвал её, как и всё в путинской России, гибридной. Большие студии ушли, но их показывают «пираты». Это не полноценный просмотр, но и не полная изоляция. Большие студии не продают кино в Россию, но небольшие продают. Среди них оказывается А24, которая выигрывает «Оскар». На большие фестивали Россию не приглашают, но критики, журналисты и прокатчики на эти фестивали по-прежнему ездят. Да и фильмы иногда всё-таки добираются. Только что российский фильм был представлен в Роттердаме. И коммерческое кино показывается, в том числе, за пределами России. Казахстан можно взять как пример. Помимо него ещё есть Молдова, Армения, Кыргызстан и Узбекистан. И для такого как я — это единственные островки, куда я могу приехать и посмотреть эти картины без какой-либо угрозы для себя. 

Как вы думаете эта гибридная изоляция скажется на качестве российских фильмах в дальнейшем? 

Я думаю, что зрительский бум продолжится, потому что запрос на escape (побег от реальности) грандиозный. Escape бывает разный. «Мастер и Маргарита» — escape для людей, настроенных антивоенно. Он даёт им иллюзию того, что от них что-то зависит, и что в России можно жить и творить и быть хорошим человеком. Точно так же как Мастер живёт в сталинском СССР, но продолжает стоять на стороне добра. И есть эскапизм противоположного рода. «По щучьему веленью» заканчивается тем, что Емеля не позволяет случиться интервенции и спасает русского батюшку от злых англичан. Запрос этот силён и может жанрово он будет дальше меняться. Может, люди через пару лет начнут снимать приключенческие триллеры про ФСБ-шников. А, может, люди как раньше брезговали такими фильмами, так и продолжит брезговать этими жанрами. 

Я думаю, что в российском кино всё будет нормально с точки зрения финансовой. В художественном смысле любой кинематограф подпитывается авторским кино. А создавать такие фильмы в условиях цензуры очень сложно. Любой, кто будет возражать этому утверждению через кейс «Мастера и Маргариты», должен помнить, что фильм был придуман, одобрен, профинансирован и снят до начала полномасштабного вторжения. Иначе бы его либо не было, либо он был бы другим.

Поэтому, с художественной точки зрения, пока идёт война, российский кинематограф ждёт только деградация. 

Раз вы уже упомянули, я бы хотел узнать, следите ли вы за тенденциями других стран бывшего СССР?

Я слежу, к сожалению, очень мало. Когда на моём пути попадаются фильмы во время фестивалей или же у меня есть возможность посмотреть национальное кино во время путешествий, я не пренебрегаю такой возможностью. Кстати говоря, я смотрел много интересного кино из Казахстана в том году. Могу сказать о нём только хорошие слова. К примеру, фильм «Братья» мне показался очень интересной и серьёзной репликой в ответ на «Возвращение» Звягинцева. Фильм устроен иначе, но поднимает близкие проблемы. 

К примеру, фильм «Бауырына салу» — это тоже очень интересная картина, в первую очередь, содержательно. Но и формально это хорошо сделанный фильм. Фильм «Бақыт» мне тоже очень сильно понравился.

Последний казахстанский фильм, который я видел, был «Дәстүр». Я думаю, что это очень классная картина. Начало мне показалось замечательным. Потом к середине ленты я завял и мне показалось, что фильм не получился. Но финал устроен так, что ты пересматриваешь какие-то вещи и понимаешь, что фильм получился. Это сложная цель: взять серьёзную социальную тему и совместить её с чистым жанром. Поскольку это очень сложный гибрид, он не вполне получился. Но как попытка фильм интересен.

И «Қаш» мне понравился. Это произведение искусства. Это очень сильная художественная вещь с точки зрения не только камеры, но и актёров, звука и саундтрека. Это очень серьёзное авторское кино. Ну и как в случае с «Дәстүр», там говорят о травмах, совмещая это с попыткой сделать жанр. Я одобряю подобные вещи.

Мне вообще кажется, что кино Азии сильно отличается в лучшую сторону от кинематографа Америки и Европы своей способностью делать жанровое кино для большой аудитории, не чураясь социальной проблематики и показа реальности.

В Европе всё ещё остаётся такая дихотомия: или развлекаешь ерундой, или грузишь чем-то серьёзным. А как же не загрузить серьёзным? Мне кажется, что в Казахстане уже научились так делать. Поэтому и «Қаш», и «Дәстүр» — это интересные попытки, сделанные не на коленке. Люди прямо хотели, понимая сложность задачи, это решить. 

Вы недавно приезжали в Кыргызстан в кинолагерь Post Space. Как этот опыт помог вам понять кино региона?

Я больше узнал о фильмах региона. Я понял, что по количеству и разнообразию того, что делается, Казахстан по-прежнему остаётся на первом месте. Я понял, что Кыргызстан полон молодых и амбициозных ребят, которым интересно делать нечто совершенно новое. Это касается не только режиссёров, но и продюсеров и продюсерок. И я понял, что Узбекистан настолько чувствует себя политически скованно, что там количество интересных авторских фильмов меньше. Но это не значит, что их качество ниже. Фильм «Воскресенье» — это классное кино без каких-либо скидок. Оно меня тронуло и не показалось вторичным. В этом есть свой собственный язык.

Вам не показался этот фильм похожим на «Любовь» Михаэля Ханеке?

Да, но в самом прекрасном смысле. В том же смысле, что «Любовь» похожа на какие-то работы Чехова. Это просто большая традиция, которая восходит к античности, рассказывать о паре на закате их отношений, а не в начале. Это очень сложная задача. Но мне кажется, что в «Воскресенье» всё получилось.

И последний вопрос. Если бы всё кино мира завтра исчезло и вы бы могли оставить один фильм, то что бы вы выбрали?

Если бы всё исчезло, то пусть исчезает вообще всё. Для себя я бы выбрал «Твин Пикс». Если выбирать один сезон, то третий. Если выбирать одну серию, то восьмую. Но в целом, если можно схитрить и выбрать одно название, то «Твин Пикс» в целом. Мне кажется, это не сериал, а целая вселенная и находить в ней что-то новое можно бесконечно. 

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
Ликбез
#общество
«Почему она не может просто уйти?»: эволюционные корни гендерного насилия 
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Культура
#кино
«Мы всем чужие» Эндрю Хэя: как подружиться с призраками прошлого и не сойти с ума
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
Город
#события
Куда сходить в Алматы: подборка на 23 – 25 февраля
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Город
#события
«Состояние танго» – әдемі декорация, музыка және образдарға бай, бірақ сұрақтар тудыратын спектакль
Gillette представили новый продукт и амбассадора
Бизнес
Gillette представили новый продукт и амбассадора