От объекта до абъекта: как менялся образ женщины в хоррорах

Женщины всегда любили хорроры. Именно они в XVIII веке стояли у истоков прародителя всех «ужастиков», готического романа. Уже в XIX веке тоже женщина, Мэри Шелли, закрепит основы жанра, а в XX другая женщина, Алиса Ги-Блаше, возьмётся этот жанр экранизировать.

Не удивительно, что именно женские персонажи зачастую оказывались в центре повествования фильмов ужасов. Сегодня мы разберёмся как менялось положение героинь самого востребованного жанра кино.

Ведьмы (1922)

В 1922 году выходят «Ведьмы» Беньямина Кристенсена. Ходящий на грани документалистики и постановки, фильм так напугал современников, что был запрещён к показу в большей части мира. 

Уже потом, спустя полвека, он получит заслуженное признание, а его тематику будут превозносить как квази-феминистскую. Фильм превозносили за смелую критику диагностики истерии и дух сексуальной свободы.

Но образ женщины-монстра недолго продержится в кинематографе.

Психо (1960)

На заре хоррора женщины часто играли роль монстров, но со временем отступили на роль беззащитных жертв. Свой пик явление получило в жанре слэшера, начало которому с лёгкой руки дал Альфред Хичкок в фильме «Психо».

Все жертвы в фильме – женщины, спаситель – белый мужчина, антагонист – сам жертва гиперопекающей матери. К тому же споры вызывает знаменитая сцена убийства в душе. Одни упрекают её в сексуальной объективации насилия, другие указывают на отсутствие в кадре обнажённого тела актрисы.

Суспирия (1977)

Ясно одно, «Психо» заложил тренд на длительные и смакующие убийства красивых женщин. Позднее выяснится, что сцены смертей женских персонажей в слэшерах занимают в среднем в пять раз больше экранного времени, чем убийства мужчин.

Построить жанр целиком на этих сценах удалось итальянцам. Речь идёт о джало – эстетизированном предвестнике американского слэшера.

Хэллоуин (1978)

Но джало никогда не говорил со зрителем идеологически. Впервые что-то подобное провернули уже создатели «Хэллоуина», культового слэшера 70-х.

Здесь оформился троп «последняя девушка». Речь идёт о женском персонаже, зачастую девственнице, которую создатели оставляют в живых из-за положительного морального образа. Такие героини не проявляют сексуальной активности, не принимают запрещённые вещества и в целом ведут себя, как монашки.

Чужой (1979)

Отдельным особняком здесь стоит Эллен Рипли из «Чужого» Ридли Скотта. Она тоже, конечно, «последняя девушка», но по другим причинам. Выжить ей помогают не моральные качества, а находчивость и характер, свойственные мужским персонажам. И спасается Рипли в конце концов сама, когда все потенциальные спасители давно мертвы.

Зрители восторженно встретили персонажа, ознаменовавшего один из поворотных пунктов в восприятии женских героев в кино. Хотя сильным героиням по сей день приходится соседствовать с «королевами крика».

Кэрри (1976)

Совершенно другой типаж миру кино открыл Брайан де Пальма, экранизировав в 1976 году «Кэрри» Стивена Кинга. Главная героиня уже и не жертва, и не борец, и не монстр. А если ещё точнее, она – сразу всё перечисленное.

Забитая и неспособная встроиться в социальную иерархию Кэрри открывает в себе сверхъестественные способности. А как и любому забитому американскому школьнику Керри остаётся одно – скулшутинг.

Посыл вышел двусмысленный. С одной стороны, главным антагонистом фильма выступило здесь само общество, которое довело Кэрри до социопатического состояния. С другой, получившая, наконец, силу женщина использует её максимально деструктивно. Сам же момент преобразования в монстра тесно связан с обретением сексуальности: способности у Кэрри появляются сразу после первой менструации.

Современные хорроры хорошо усвоили подобных персонажей, однако лишили их былых противоречий.

Тело Дженнифер (2009)

Кэрри явно вдохновлена героиня Меган Фокс в фильме «Тело Дженнифер», хоть и является её полной противоположностью. Дженнифер, в отличие от Кэрри, конвенционально привлекательна, популярна и не невинна. Но тоже становится жертвой сверстников, которых затем планомерно уничтожает.

«Тело Дженнифер» был очень прохладно встречен в своё время, но затем обрёл статус культового и подлинно феминистского фильма. Он смело переворачивал правила жанра и задавался вопросами о подростковой сексуальности.

Мы (2019)

Многие хорроры уходят от виктимизации и даже героизации женских персонажей к их абъективации. В поисках своей сексуальности, социализации или даже психологического спокойствия, женские персонажи современных «ужастиков» сами становятся монстрами.

Наиболее очевидно этот посыл сформулировал Джордан Пил в финале «Мы»: монстра, героя или жертву из женщины делает общество.

 

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Культура
#кино
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Город
#события
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Культура
#музыка
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Культура
#музыка
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Команда из СНГ Team Spirit  выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2
Культура
#интернет
Команда из СНГ Team Spirit выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2