«Два, три, демон, приди!» — жемчужина в мире хорроров

В казахстанский прокат вышел малобюджетный фильм ужасов «Два, три, демон, приди!», ставший абсолютным открытием для всех фанатов жанра хоррор. Ещё этой зимой картина прошлась по главным мировым фестивалям, таким как Sundance и Berlinale, а в борьбу за дистрибьюцию ленты в США боролись несколько крупных компаний. В итоге дебютную работу братьев Майкла и Дэнни Филиппу выкупила главная инди-студия современности — А24. И хотя год ещё далёк от своего завершения, уже можно смело говорить, что «Два, три, демон, приди!» окажется в списке главных хорроров 2023. 

О том, что позволило братьям Филиппу произвести фурор в жанре и какие темы поднимает их первая лента, рассказывает кинокритик Ораз Керейбаев. 

Осторожно, в статье присутствуют спойлеры.

Сюжет

Фильм начинается с эталонной открывающей сцены, снятой одним непрерывным дублем. Молодой человек пробирается через толпу людей на вечеринке в поисках своего брата Дакета. Когда тот находит его запертым в комнате, Дакет сначала неразборчиво говорит о мёртвом отце, а после набрасывается на старшего брата с ножом. Другие подростки, оказавшиеся на вечеринке, бегут от кровавой сцены сломя голову, хотя ещё секундой ранее они спокойно наблюдали за бредящим Дакетом, попутно снимая происходящее на камеры смартфонов. 

В этом эпизоде братья Филиппу сразу заявляют все главные темы фильма. Тут и первое появление таинственной керамической руки, позволяющей видеть мёртвых, и травма, вызванная смертью близкого родственника, и дистанцирование общества от происходящего ужаса через экран мобильного телефона. Все эти идеи будут полностью раскрыты режиссёрами с помощью девушки Мии, за чьей историей мы и наблюдаем на протяжении всего фильма. В попытках преодолеть психологическую травму, вызванную смертью матери, главная героиня отстраняется от отца, предпочитая проводить свободное время дома у подруги Джейд. Там нам показывают дружеские отношения Мии с младшим братом Джейд — Райли, а также незавершённые романтические отношения между ней и нынешним парнем Джейд — Дэнни. Обе эти линии сыграют решающую роль к финалу картины.

Однажды ночью Мия, Джейд и Дэнни, а также напросившийся к ним Райли, сбегают из дома на вечеринку, где основным развлечением оказывается таинственная керамическая рука, способная связать любого прикоснувшегося к ней с умершим человеком. Естественно, Мия вызывается добровольцем, впуская призрака внутрь своего тела. Пока некоторые подростки оказываются искренне напуганы происходящим, другие радостно снимают сеанс спиритизма на камеру, а после выставляют всё в сеть. Интересно, что для ритуала человека сначала связывают, а после удерживают его в мире мёртвых не более 90 секунд, чтобы такое развлечение не привело к плачевным последствиям. Как не сложно догадаться, такие меры предосторожности лишь оттягивают неизбежное. 

 

Проработка травмы

Естественно, «Два, три, демон, приди!» — это не обычный хоррор о подростке, вызывающем призраков. Начать разговор хочется с интересной проработки смерти близкого человека. Ужас фильма заключается не в монстрах, преследующие Мию, но в вопросе о том, как продолжать жизнь без собственной матери. Более того, главная героиня до конца не уверена, умерла ли её мама от ошибочной передозировки снотворным или же это был суицид. Думать о том, что человек, подаривший тебе жизнь, решил покончить с собой, — это и есть главный ужас, с которым сталкиваются Мия и зрители. И чтобы донести столь инстинктивный страх до нас, режиссёрам не нужны никакие скримеры.

Наркозависимость

Другая поднятая тема в фильме — это наркомания. В течение всей картины мама Джейд назойливо предупреждает подростков, чтобы те не употребляли запрещённые вещества. И что вполне интересно, ни на одной из вечеринок авторы даже не пытаются показать, что кто-то из главных или второстепенных персонажей занимался бы чем-то подобным. Вместо этого интерес героев сосредоточен на керамической руке. Она же и выполняет роль своего рода наркотика. На это указывает множество косвенных факторов. Тут и традиция связывать персонажа перед ритуалом, что может натолкнуть на мысль о перевязке руки для лучшего попадания шприца по вене, и боязнь передозировки, из-за которой ни один из участников не может быть в контакте с рукой более 90 секунд, и увеличивающиеся зрачки во время сеанса. 

Наконец, каждый человек, вступивший в контакт с рукой, после радостно твердит, что это был лучший опыт в их жизни. Происходит это до тех пор, пока употребляющий не начинает увеличивать время, проведённое с рукой, а также не начинает потихоньку сходить с ума. Как итог, такие развлечения приводят к трагичным последствиям, где личность, находящаяся по одну сторону от руки, в итоге оказывается с другой стороны. Если в выстроенной вселенной фильма это означает смерть, то в реальном мире это говорит о том, что наркоман превратился в наркоторговца. Чтобы не быть голословным в этом анализе, хочется отметить, как братья Филиппу заявляли в многочисленных интервью, что на создание картины их вдохновили детские воспоминания о дворовых подростках, впервые пробующих наркотики.

Дистанцирование

Ещё одна важная тема, поднятая в фильме, — это дистанцирование от проблемы. Каждый спиритический сеанс сопровождается его съёмкой на телефоны. Подростки, находящиеся в метрах от зловещих сил, не придают этому большого значения, ведь они создают своего рода барьер в виде экрана смартфона. Такой способ борьбы со страхом можно расценивать как аналогию на человеческое восприятие всех мировых проблем, доходящих до нас сегодня. Мы наблюдаем за войнами по телевизору, но не переживаем тех же эмоций, а значит, очень часто, для нас такие события становятся шумом вместо прямого ужаса. 

Если уж говорить о более кинематографическом прочтении этого художественного решения, то дистанцирование от происходящего ужаса через экран — это прямая аллегория на просмотр хорроров. Мы, как зрители, наблюдаем за страшными, кровавыми сценами на протяжении полутора часов, но белое полотно кинотеатра создаёт своего рода защиту, позволяя нам и посмеяться от нелепости некоторых фильмов ужасов, и испугаться в комфортных сидениях кинозала. Поэтому подростки, снимающие Мию на смартфоны, — это мы, а девушка, дающая зрелища для нашей потехи, — это те самые братья Филиппу. 

Актёрские работы и техническое исполнение

Заканчивается ли на этом список поднятых в фильме тем? Конечно, нет. Тут можно было бы продолжить анализировать картину, рассказав и о сюжетной линии с умирающим на проезжей части кенгуру, и о сексуальной девиации некоторых персонажей, но на каждую из этих тем можно писать отдельную академическую работу, нежели короткую рецензию. Такая глубина подтекстов, вложенных в фильм в очередной раз показывает проработку сценария братьями Филиппу. Однако все эти идеи не смогли бы достичь своего потенциала, если бы не блестящие актёрские работы Софи Уайлд и Джо Бёрда, сыгравшие Мию и Райли соответственно. Не имея большого опыта в кино, Уайлд влюбляет в себя полной отдачей персонажу, одинаково успешно показывая драматические и редкие комедийные сцены. То же можно сказать и о Бёрде, чью работу можно поставить в один ряд с культовой девочкой Риган из «Изгоняющего дьявола» (1973). 

Что касается технической составляющей, то тут стоит похвалить создателей за максимально эффективное использование скромного бюджета в 4.5 миллиона долларов. По словам братьев Филиппу, у них была возможность получить большие финансовые вливания от американских студий, но тогда бы им пришлось переписывать сценарий и менять актёрский состав в целях охвата более широкой публики. Вместо этого авторы решили перенести продакшн из США в Австралию, откуда режиссёры родом, и привлечь к проекту коллег, с которыми те работали в годы YouTube проекта RackaRacka. Это решение сыграло постановщикам на руку, позволив показать на экране ранее невиданные для популярного жанрового кино сцены, играющие не столько с конвенциональным пониманием ужаса, сколько с психологически не уютными эпизодами. В этом смысле братьев Филиппу можно сравнить с другими инноваторами жанра как ранние Сэм Рейми и Джеймс Ван и их «Зловещие мертвецы» (1981) и «Пила: Игра на выживание» (2004), где они обернули ограничения в бюджете в свою пользу.

Уважение к жанру

Авторы «Два, три, демон, приди!» полностью понимают что такое жанр ужасов. Это видно и по многочисленным темам, поднятым в фильме, и по тонким отсылкам к другим известным хоррор фильмам. Тут и идейные параллели ленты с «Реинкарнацией» (2018) Ари Астера, и прямые цитирования «Психо» (1960) Альфреда Хичкока, и множество других менее заметных референсов на популярные картины прошлого. 

Связана такая энциклопедичность режиссёров с их бэкграундом на YouTube. Когда-то братья Филиппу начали свою карьеру с пародий на популярные поп-культурные образы. На канале RackaRacka они сталкивали персонажей Marvel с героями DC, а волшебников из «Гарри Поттера» с джедаями из «Звёздных войн». Там же был виден их интерес к хоррорам, будь то появление Рональда Макдональда во франшизе «Оно», или же нарочито карикатурное видео с куклой Аннабель. Во всех своих ранних работах братья Филиппу предпочитали издеваться над жанровыми клише, но именно понимание всех избитых тропов и нелепых ходов ужастиков позволило авторам создать поистине продуманное и эталонное произведение — «Два, три, демон, приди!».

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Культура
#кино
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Город
#события
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Культура
#музыка
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Культура
#музыка
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Команда из СНГ Team Spirit  выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2
Культура
#интернет
Команда из СНГ Team Spirit выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2