BAYSA: история казахстанской музыки в подкасте

Мы послушали второй сезон подкаста BAYSA о зарождении музыкальной поп-культуры в Казахской ССР в 20 веке. Под большим впечатлением от услышанного мы решили поговорить с авторками проекта – руководительницей Фонда имени Батырхана Шукеновова Наргиз Шукеновой и основательницей подкаст-студии Bulbul Айсулу Тойшибековой.

Та самая «Бáйса»

Подкаст BAYSA вышел ещё в 2022 году. Проект создан Фондом имени Батырхана Шукенова и студией подкастов Bulbul при финансовой поддержке Фонда Булата Утемуратова. Над эпизодами работают различные музыковеды, историки и исследователи.

Название подкаста тоже с историей. Отсылает оно к легендарной музыкальной школе имени Куляш Байсеитовой в Алматы, которая открылась ещё в 1948 году. Здесь обучались многие известные казахстанские музыканты и их потомки.

«Бáйса» – именно так прозвали свою альма-матер выпускники и так очень по-алматински назван подкаст BAYSA.

Первый сезон охватывал довольно большой временной промежуток: от мелодий степных кочевников до становления казахской оперы. Второй же сезон сосредоточился на периоде с середины 20 века до появления фестиваля «Азия Дауысы» в 90-х.

Именно тогда творил Шамши Калдаяков, появлялись знаменитые ВИА вроде «Дос-Мұқасан», а Роза Рымбаева стала иконой казахской эстрады. Об этом времени мы и поговорили с нашими героинями.

 

На фото: Наргиз Шукенова и Айсулу Тойшибекова

Потерянные жемчужины казахстанской музыки

Пожалуй, главной особенностью подкаста о музыке остаётся сама музыка.

В случае с BAYSA в выпусках можно услышать записи оригинальных аранжировок культовых произведений. Отдельная заслуга за продакшн – звукорежиссёру Дауту Жантасову.

Одни песни можно найти в недрах YouTube, как, например, выступление первого женского ВИА «Айгуль», где участницы исполняют музыку на шанкобыз и электродомбре!

А некоторые аранжировки вы услышите только в подкасте BAYSA. Мы спросили авторок проекта – Наргиз Шукенову и Айсулу Тойшибекову – где они искали так называемые gems истории казахстанской музыки.

«Это правда, пласт музыки 20 века представлен на множестве разных каналов на YouTube. Там есть пластинка ВИА «Айгуль», «Яшлык» и других ансамблей, которые звучат в подкасте. Я думаю, что все эти записи когда-то утекли из архива «Алтын қор». Это главный архив, принадлежащий РТРК «Казахстан» – наследнику казахского радио», – рассказала Айсулу.

Именно в архивах наши героини нашли оригинальную запись песни композитора Асета Бейсеуова «Мұнайма», которой нет нигде в диджитал.

«Когда мы говорили о творчестве Асета Бейсеуова, многие рассказывали, что он экспериментировал с современным на тот момент звучанием – джаз, рок-н-ролл. А сегодня, когда ты ищешь его произведения на YouTubе, то находишь какие-то плоские, упрощённые аранжировки. Для нас было важно познакомить слушателей с той оригинальной задумкой композитора. Тогда это всё записывалось с живым оркестром и звучало просто монументально», – поделилась Айсулу.

В подкасте BAYSA есть эпизод о становлении казахских композиторов Шамши Калдаякова, Асета Бейсеуова и Сейдоллы Байтерекова. Прослушав его, невольно задаёшься вопросом – почему их наследия практически нет на стримингах, а если и есть, то в каких-то бездушных современных перепевках?

«Их наследие является жертвой этих ужасных аранжировок и искусственно вывернутых синтетических звуков. Я ничего не имею против синтетических звуков, в этом случае просто сделано не очень талантливо. Может, поэтому они и никого не вдохновляют из молодых музыкантов», – сказала Наргиз Шукенова.

Перенести доступные архивные записи на стриминговые платформы – задача не из лёгких. По словам Айсулу и Наргиз, для этого необходим административный ресурс «Алтын қор» и воля потомков музыкантов. К слову, на сайте «Алтын қор» всё-таки можно послушать многие старые песни в чистом звучании.

У нас плохая культурная память?

С Наргиз и Айсулу мы немного порассуждали, как отбираются темы для подкаста BAYSA.

«Как происходит контент-планирование? Мы садимся и думаем, что интересно было бы изучить. В этом и был большой вызов для Айсулу. Потому что академическая среда или мысль не созрела настолько, что наши темы витают в воздухе и мы подсвечиваем феномен, который уже сформировался. Нет, мы приходим со своей agenda и предлагаем поразмышлять», – объяснила Шукенова.

Один из эпизодов второго сезона несколько отличается от других. Выпуск «От қонақасы и тойбастар к застольной песне» не затрагивает определённых героев (как это было с композиторами), а рассказывает о казахской музыке как о массовом жанре.

Часто в нашей музыкальной культуре оказываются утрачены имена авторов. Наргиз приводит в пример композицию «Құсни-Қорлан», считающуюся народной, но на самом деле у неё есть автор – акын Естай.

«Я сейчас под большим впечатлением от дневников композитора Брусиловского, где он, будучи в ссылке в нашей стране, много говорит о связи между исполнителем и композитором. Такого понятия как «композитор» не было. Были күйші, жырау, жыршы, которые передавали музыку в своей интерпретации в зависимости от географии региона», – рассказала Шукенова.

По большей части авторские песни записывались как народное творчество во времена СССР. По мнению Наргиз, всё пошло оттуда – с эпохи коллективизации и строительства национальной культуры советского человека.

«Брусиловский вменяет нам это как нации – мол, у нас плохая культурная память, вообще культура хранения информации»

«А вы как думаете?»

«Я думаю, Брусиловский мог бы засунуть своё мнение куда подальше», – посмеялась Шукенова.

Айсулу Тойшибекова подчеркнула, что основополагающая вещь казахской культуры – это всё-таки устное творчество, а Брусиловский «пришёл со своим европоцентричным взглядом говорить о культуре, не являющейся частью европейского искусства» (больше о воспоминаниях Брусиловского читайте в нашем материале).

«Нет смысла грустить, как много мы потеряли, потому что это естественный процесс. Народная песня просто смогла пережить своего автора и память о нём ушла, а песня или күй продолжают жить», – заключила Айсулу.

 

На первом фото: композитор Евгений Брусиловский с Куляш Байсеитовой (Алматы 1945 год).
На втором фото: презентация книги с его воспоминаниями в «Целинном» (Алматы 2023 год).

В поиске идентичности: казахские ВИА

В подкасте BAYSA действительно нет линии сожаления о прошлом. Авторы выпусков скорее с большим интересом рассказывают сохранившуюся информацию, проводя параллели с дискурсами наших дней.

У редакции ‘98mag есть два любимых эпизода. Первый – это лекция Руслана Якупова, со-основателя qazaq indie, о феномене вокально-инструментальных ансамблей (ВИА) в КазССР. А второй – выпуск про «Дос-Мұқасан», подготовленный доктором искусствоведения Молдияром Ергебековым.

В последнем встречается заявление о том, что ВИА того времени были своеобразным поиском казахской идентичности в послевоенное время, когда в обществе был запрос на мир, а музыкой невозможно было заниматься вне государственных институций – университетов, консерваторий и так далее.

«Поп-культура в принципе отвечает на запросы общества. «Дос-Мұқасан», пожалуй, поэтому и остались в истории. В городах, когда казахоязычное население было в меньшинстве, они били в точку, играя на сцене казахские песни. Я думаю, это был большой нерв, и они в него попали», – сказала Наргиз.

По мнению Айсулу, люди той эпохи были гораздо ближе к аутентичной казахской культуре, чем мы сейчас.

«Ата моего папы, например, ещё застал казахское бытие до советского периода. Поэтому герои, о которых мы говорим в подкасте, отвечали на тоску по чему-то потерянному. Ни для кого не секрет, что в СССР всё казахское было маргинализировано», – сказала Айсулу.

Слушая подкаст, можно отметить, как казахская музыка второй половины 20 века не просто тосковала по утраченному, а создавала протестные произведения в ответ на настоящее. Примером стала песня (и ныне переделанный гимн страны) – «Менің Қазақстаным» Шамши Калдаякова.

Мы решили спросить наших героинь, почему постколониальные настроения тогда рождали такие композиции, а деколониальный дискурс наших дней почти не имеет никакого влияния на современных артистов.

«Я думаю, быстрее всего сейчас реагируют художники. Они в другом информационном поле, где им доступны академические тексты. На мой взгляд, это более привилегированные ребята. А всё, что я знаю о музыкантах – это ребята, которые живут и работают здесь, довольно часто не имеют высшего образования. Они не вовлечены в такой контекст. Когда мы говорим, что появилось больше казахской музыки, то это просто урбанизация. Казахоязычного населения стало больше, и это недеколониальный процесс», – поделилась мнением Наргиз.

«Мы хотим сделать нашу историю востребованной»

BAYSA – это один из немногих нарративных подкастов в Казахстане, который к тому же выходит только в аудиоформате. Сложно ли продвигать проект и будет ли BAYSA менять свою форму в будущем – спросили мы у Наргиз и Айсулу.

«Мне легко его продвигать, потому что это классный продукт. Я его люблю, горжусь и так далее. Но мне не хватает должной конкуренции, ощущения индустрии. Мы действительно пытались просить о каком-то кросс-промо, обмениваться аудиторией, но пока этой солидарности я не чувствую. Как продюсеру мне пока скучновато. Ты словно сам себе придумываешь рынок. Мы могли бы конкурировать с «Арзамасом», если бы у нас он был, но мы не можем соревноваться с разговорными подкастами, где уровень подготовки к продакшн 0 минут», – рассказала Шукенова.

Подготовка одного выпуска BAYSA, по словам Айсулу, может занять от пары недель до двух месяцев.

«Наш подкаст довольно сложно включить на фоне, потому что он требует вовлечения. Многих проект отпугивает тем, что он кажется чем-то сложным, более высоким. Но мы как раз-таки не хотим делать академический продукт, а говорим о музыке простым языком», – сказала Тойшибекова.

Последние эпизоды второго сезона о Розы Рымбаевой и фестивале «Азия Дауысы» всё ближе подводят к нашим реалиям. Как объяснила Айсулу, чем ближе мы к современности, тем меньше необходимых сведений для подкаста.

«Современная казахская музыковедческая мысль – очень про далёкое прошлое. Я понимаю этих людей, ведь когда-то культура была на грани исчезновения. Поэтому много книг написано, много работ защищено про древний пласт музыки – кюи, песенное творчество и т.д. Но чем ближе мы к сегодняшнему дню, тем меньше информации. Это тоже влияет на нашу скорость работы», – поделилась Айсулу.

Сейчас наши героини собирают историю поп-культуры независимого Казахстана из людей-свидетелей событий. Забегая вперёд, Айсулу Тойшибекова рассказала, что в третьем сезоне нас ждут выпуски о современной казахстанской музыке.

«Мне кажется, мы сейчас ближе к тому, чтобы потерять музыку 90-х, чем то, что было сто лет назад. Тогда было очень много разных групп, которые выступали лайвом, и их записи не сохранились», – пояснила она.

А диалога между Национальным архивом и обычными казахстанцами, которые могут хранить дома на носителях ценные записи, по-прежнему нет. Как рассказала Наргиз, нередко подтверждение каким-то фактам авторки BAYSA находят лишь со слов или воспоминаний героев подкаста.

«Мы говорим о людях, создававших бессмертные вещи. Однако, кто должен организовать это место, которое будет хранить их историю и которого они заслуживают – непонятно. Но мы не можем сидеть и ждать только от государства, чтобы они делали такие форматы. Мы решаем эту проблему, как мы можем, на своём уровне», – заключила Наргиз Шукенова.

Послушать подкаст BAYSA можно на Soundcloud, Apple Podcasts, Google Podcasts, Яндекс Музыка и Castbox.

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Объявлены даты второго Бишкекского международного кинофестиваля 
Культура
#кино
Объявлены даты второго Бишкекского международного кинофестиваля 
Мюзикл «Золотой Квадрат»: о любви, музыке и Алматы
Город
#события
Мюзикл «Золотой Квадрат»: о любви, музыке и Алматы
«Любовь истекает кровью»: Кристен Стюарт в феминистской криминальной драме 
Культура
#кино
«Любовь истекает кровью»: Кристен Стюарт в феминистской криминальной драме 
Что смотреть в марте
Культура
#кино
Что смотреть в марте
«Персона» – «Трансформа» театрында қойылған құпияға толы спектакль-диалог
Город
#события
«Персона» – «Трансформа» театрында қойылған құпияға толы спектакль-диалог