Выставка «Прометей»: разговор о локальных культурах в постсоветском пространстве

До 25 февраля в пространстве Egin Art Space проходят выставка «Прометей: медиа-арт через локальную призму» и образовательная программа. На выставке представлены видеоработы из архива СКБ/НИИ «Прометей».

Проект инициирован исследовательской группой trcman. Мы попросили Артёма Слёта, со-основателя trcman, рассказать об истории «Прометея», как советская национальная политика повлияла на восприятие локальных культур и с какими проблемами мы сталкиваемся, когда говорим на эту тему.

Наш проект trcman специализируется на локальной истории медиа, а география наших исследовательских интересов не вписывается в общепринятые национальные и геополитические границы и включает в себя Центральную и Северную Азию, Поволжье и Урал, Кавказ и Крымский полуостров. Организовав выставку казанского медиа-арта в Алматы, мы хотели инициировать дискуссию о том, какую роль играет локальный контекст для технологического искусства. Основательница фонда поддержки аудиовизуального и технологического искусства «Прометей» имени Б. Галеева Анастасия Максимова откликнулась на нашу идею и выступила куратором выставки, которая была подготовлена специально для Казахстана.

Об истории коллектива «Прометей»

СКБ/НИИ «Прометей» был основан в 1962 году в Казани (Татарстан, СССР) и специализировался на разработках в сфере аудиовизуального синтеза: это светоконцерты, абстрактные фильмы, видео-арт, световой дизайн, саунд-арт и светографика. Учёных интересовала светомузыка как искусство –– они называли её инструментальной световой хореографией.

Коллектив «Прометей» начинал как студенческое конструкторское бюро с исполнения одноимённой музыкальной поэмы Александра Скрябина. В партитуре этого произведения впервые в мировой музыкальной практике самим композитором была введена специальная строка «Свет», записанная обычными нотами для нового инструмента «светового клавира». Весной 1912 года в Казань на гастроли приезжал Скрябин, а равно через 50 лет, весной 1962 в этом же городе впервые в СССР исполнялась его симфоническая поэма «Прометей». Однако указания о том, какие цвета соответствуют нотным знакам в партитуре Скрябина отсутствуют, поэтому исполнение этой симфонии — всегда эксперимент. Так студенческое конструкторское бюро с самого начала своей творческой деятельности сконцентрировалось на исследовательской научной работе.

На протяжении последующих десятилетий бюро «Прометей» проводило и другие светомузыкальные концерты при Казанском авиационном институте. Бюро занималось изобретением портативных светомузыкальных инструментов, а в 1980 году была разработана даже телевизионная приставка. С 1965 по 1981 годы «Прометей» выпустил четыре светомузыкальных фильма, один из которых сейчас представлен на выставке в Алматы. Это фильм «Вечное движение» на музыку «Электронной поэмы» Эдгара Вареза. Примечательно, что в бюро использовали запатентованный метод съёмки на чёрно-белую плёнку таким образом, чтобы конечное изображение получалось полихромным. 

СКБ/НИИ «Прометей» на протяжении всей своей истории работал в Казани, посвятив много проектов взаимодействию с её городским пространством. Велись разработки в сфере световой архитектуры: световая инсталляция была размещена на Спасской башне Казанского кремля, также были разработаны динамическое освещение Казанского цирка и светодинамический витраж в музее Казанского авиационного института, светодинамика на монументе Победы. В Казани же проходила школа молодых учёных «Свет и музыка», а в настоящее время продолжает проходить научно-практическая конференция по светомузыке, синестезии, развитию новых видов искусства. Благодаря «Прометею» Казань ещё в советское время стала одним из мировых центров в сфере технологического искусства.

Уже в конце 80-х, а особенно в 90-е годы после распада СССР конструкторское бюро обращается к миру западного современного искусства – «Прометей» начинает заниматься видео-артом, делает мультимедийные инсталляции. Такая открытость европейскому искусству и европейской музыкальной традиции была свойственна «Прометею» на протяжении всей истории его существования. Начав свою работу в разгар хрущёвской оттепели и пережив Советский Союз, студенческое конструкторское бюро три десятилетия работало вопреки советской цензуре и, по возможности, следило за мировыми тенденциями в так называемом буржуазном искусстве.

Подобно тому, как великий режиссёр Сергей Эйзенштейн был ещё и ведущим теоретиком кино, идейный вдохновитель «Прометея» Булат Галеев и его коллеги также провели внушительную работу по теоретизированию экспериментов в своем жанре. Часть статей, к сожалению, до сих пор остаются неопубликованными, однако даже по доступным широкому кругу читателей текстам становится очевидно, что теоретическое наследие «Прометея» обращается в основном к европейской философской и художественной традиции.

Как советский учёный, Булат Галеев во многом следует именно установкам европейской и советской модерности. Среди исполняемых композиций и концертных программ в основном представлены только работы на музыку европейских и русских композиторов. В связи с этим многие считают «Прометей» именно общесоветским явлением. Контекстом СССР обусловлена даже сама сфера научных интересов конструкторского бюро: в 60-е годы XX века светомузыкальные идеи и идеи космического искусства были очень популярны в разных уголках огромной советской империи. «Прометей» даже разрабатывал светомузыкальный индикатор для космической станции, который должен был способствовать сохранению зрения у советских космонавтов. Казалось бы, что может быть локального в проекте, который занимался разработками для применения в космосе.

Искусство новых медиа через локальную призму

Однако перед тем как начать искать локальное в наследии «Прометея», мы, как исследовательская группа, поставили перед собой вопрос о том, как именно мы можем понимать локальность и что именно делает технологичное искусство новых медиа локальным.

Зачастую мы привыкли понимать локальность через местный язык. Такой подход легко применить в современной популярной музыке, когда композиция в любом музыкальном жанре может быть исполнена на национальном языке. Но как тогда быть с музыкальными произведениями, в которых вообще нет текста? Или с визуальным искусством?

Ещё один общепринятый подход к работе с локальностью — через национальные проекты. Таким образом, наследие «Прометея» можно рассматривать как часть культуры Республики Татарстан. Булат Галеев и его коллеги сами периодически обращались именно к контексту Татарстана и к различным интерпретациям его национальной культуры. Среди исследовательских интересов НИИ «Прометей» в различных публикациях упоминались следующие: раскрытие возможных взаимосвязей между национальным мелосом и национальным орнаментом; изучение синестетических метафор в татарском языке и поэзии; анализ истории светового искусства в мире, в России, в Татарстане; анализ истории кино и телевидения Татарстана. Среди работ «Прометея» есть и высказывания, полностью посвященные татарской культуре – это «Музыка татарского орнамента» (также представлена на выставке в Алматы) и «От курая до органа».

Однако, к такому национальному подходу тоже есть вопросы. То, каким образом мы воображаем себе национальную культуру, во многом сконструировано политически. Советская национальная политика изображала локальные культуры исключительно через этнический компонент. После основания Татарской республики в основу конструкта её национальной культуры были взяты скорее её сельские, а не городские проявления. На контрасте с литературой, академической музыкой, театром и изобразительным искусством, которые мы привыкли видеть в модерновых европейских культурах, Татарстан зачастую представлен через национальные костюмы и танцы, орнамент и традиционную кухню. Вообще, как один из самых очевидных способов репрезентации национальной культуры среди народов СССР, десятилетиями использовался именно танец, причём такой подход продолжает оставаться наиболее популярным и спустя 30 лет после распада советского государства.

Человечество уже давно имело возможность «видеть музыку» при восприятии танца. Ещё со времён античности танец называли «музыкой для глаз». СКБ/НИИ «Прометей» на протяжении всей своей истории занимались различными экспериментами с синестезией в искусстве, однако их работы связаны с применением новейших на тот момент технологий. Коллектив конструкторского бюро получил заслуженное признание и место в истории развития искусства новых медиа. И тогда снова возникает вопрос: может ли  искусство эпохи научно технической революции быть локальным и национальным? Как же именно мы можем характеризовать искусство СКБ/НИИ «Прометей» — советское, татарское, российское, татарстанское, казанское? На этот вопрос нет однозначного ответа, как нет и не может быть объективных критериев принадлежности к какой-то определённой культуре. Всё это вопросы для воображения и конструирования; вопросы о том, как именно нам хотелось бы об этом говорить.

Для того, чтобы вместе порассуждать об этом с алматинцами наша исследовательская группа подготовила к выставке параллельную образовательную программу с лекциями, кинопоказами, ридинг-группой, экскурсиями и медиациями. Для нас этот выставочный проект — возможность поговорить с различными локальными сообществами и посетителями выставки о том, что нас по-настоящему волнует. Мы хотим найти способ говорить о локальных культурах таким образом, чтобы с одной стороны иметь возможность сопротивляться колониальным нарративам, а с другой стороны не попадать в ловушку национальных проектов. История медиа, технологий и коммуникаций вдохновляет нас на нашем исследовательском пути. Поэтому мы подготовили для алматинцев лекции и дискуссии об истории медиа, science art и new media art, казахском орнаменте и современном дизайне, а также звуковых художественных практиках. А закроет выставку показ документального фильма «Прометей. Поэма Казанского огня» татарстанского режиссёра Дидара Оразова.

Вход на все мероприятия параллельной программы свободный. За анонсами можно следить в профиле в instagram: @terjiman. Пространство Egin Art Space находится по адресу Нурмакова, 79 (вход со стороны улицы Айтиева, отдельное крыльцо с красной дверью). До встречи!

БИО

Trcman — исследовательская группа, которая специализируется на интеллектуальной истории и истории медиа. География наших исследовательских интересов не вписывается в общепринятые национальные и геополитические границы и включает в себя Центральную и Северную Азию, Поволжье и Урал, Кавказ и Крымский полуостров. Обращаясь к наследию этих регионов мы уделяем особое внимания критике нарративов модерности. Trcman произносится как «терджиман» и отсылает к названию тюркоязычной газеты, которая издавалась в Бахчисарае (Крым) в конце XIX — начале XX вв. «Терджиман» означает «переводчик», поэтому ключевым в наших исследованиях является работа с языками, анализом дискурсов и современными теоретическими подходами к переводу.

Изображения предоставлены Фондом поддержки аудиовизуального и технологического искусства «Прометей» имени Б. Галеева

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Закон «О масс-медиа» прошёл чтение в мажилисе: что изменится?
Ликбез
#общество
Закон «О масс-медиа» прошёл чтение в мажилисе: что изменится?
Hermès опередит Louis Vuitton в звании самого люксового бренда
Бизнес
Hermès опередит Louis Vuitton в звании самого люксового бренда
«Solo Leveling»: что это было?
Культура
#кино
«Solo Leveling»: что это было?
Уволить нельзя оставить – как Condé Nast «передерживает» сотрудников, которых не может уволить
Бизнес
Уволить нельзя оставить – как Condé Nast «передерживает» сотрудников, которых не может уволить
В Казахстане появится услуга получения международных водительских прав
Ликбез
#общество
В Казахстане появится услуга получения международных водительских прав