Отражение вселенной Бахи Бубикановой в работах финалистов B. Bubikanova Art Prize

В Aspan Gallery проходит выставка финалистов первого ежегодного конкурса «B. Bubikanova Art Prize» до 28 апреля 2024 года. В экспозицию вошли 11 работ художников и художниц: Аиды Әділбек, Айғаным Мұхамеджан, Алины Арыстанбаевой, Гузель Закир, Жанар Берекетовой, коллектива «Заманбап», Зули Есентаевой, Мадины Жолдыбек, Леонида Хан, Ляззат Ханим, коллектива «Шойа». Произведения различных жанров и техник в той или иной степени перекликаются с творчеством Бахыт Бубикановой (1985–2023), в чью честь и был организован конкурс для молодых художников.

На обложке: экспозиция Бахыт Бубикановой на 14-ой биеннале Кванджу.

Бахыт Бубиканова – мультидисциплинарная художница; её работы, включающие перформанс, инсталляции, живопись, видео-арт, не знали границ и правил. Тонкое осознание реальности вперемежку с самобытным воспроизведением этой реальности, порой граничащее с абсурдом, пронизывает каждое произведение «великого художницы Б. БУБИКАНОВОЙ». Рассмотрим, что именно в каждой работе финалистов отражает её художественные идеи. 

 


Фото: Aspan Gallery

Текст и примитивизм

Текст уже давно занял определённое место на холстах, стенах и других всевозможных поверхностях в современном искусстве. Работа «Citius Altius Fortius» (2023 г.) Леонида Хана откровенно основана на одном из приёмов Бахыт Бубикановой, а именно использовании готового изображения (в данном случае текста) и перенесении его на холст большего размера. В качестве картинки художник использовал интернет-мем: список дел на утро и вечер, написанный с ошибками. По словам художника, его привлекает и в то же время пугает целеустремлённость автора текста. Увеличение маленькой записки до несоразмерных человеку высот призвано оказывать устрашающий эффект, который почувствовал художник. Отказ от фона клеточного листа сделал изображение более чистым. Художник увидел в этой устремлённости путь к сверхчеловеку, но сверхчеловеку ли?

Идеи примитивизма с особым вниманием к уличным вывескам отражены в серии работ Зули Есентаевой «Вдоль дороги Бишкек – Рыбачье» (2023 г.). В основе её живописи лежат образы реальных вывесок, встречающихся вдоль дороги. Отсюда наивное упрощение форм; по-детски неуклюжий почерк – старательно разборчивый; сильно вытянутый по горизонтали формат; использование материалов, находящихся под рукой у продавцов товаров и услуг (дерево, металл, мдф).

Срез современной обыденности в работах Зули Есентаевой роднит её творчество с произведениями Ляззат Ханим. Используя разные техники, они изображают окружающую действительность, предпочитая концентрацию на вещах, до которых обычно никому нет дела ввиду их заурядности, что в свою очередь сближает подход авторок с Бахыт Бубикановой. Б. Бубиканова не убегала в прошлое и не заглядывала в далекое будущее. Её художественные практики, какими бы сюрреалистичными они не казались, сосредоточены на настоящем. Чувствовать момент времени – довольно сложный опыт.

Обыденность / срез времени

Творчество Ляззат Ханим отражает изображение повседневности под другим ракурсом. Она стремится обратить внимание на те предметы, которые вне поля интересов обывателя, и наделить их новыми смыслами. В её работе «fresh painting» (2023 г.), состоящей из шести небольших живописных холстов и видео, формируется игра образов и смыслов в контексте реальности.

В своём творчестве Ляззат Ханим сосредоточилась на предметном мире, отражающем современные реалии. Жонглируя образами продуктов, нарисованных и натуральных; и объектом, изображающего эти продукты картиной, которую можно купить в супермаркете, пробив на кассе с характерным узнаваемым звуком. Звук, в свою очередь, тоже является символом нашего времени наравне со звуком оплаты безналом на кассе, звучанием вибрирующего смартфона, и т. д.

Игрой смыслов известен сюрреалист Рене Магритт («Ceci n’est pas une pipe», 1928–1929). Не удивительно, что отголоски его идей встречаются в произведениях современных художников. Его творчество во многом положило основу концептуализма. Работа «fresh painting», включающая свежие для художницы эксперименты с использованием новых медиа, знаменует новый этап её творчества, для которого безусловно характерно переплетение концептуального искусства с гиперреализмом.

Тему «срез времени» в другом ключе рассматривает Алина Арыстанбаева. В работе «Milk Memories» (2023 г.) художница отдаёт дань семейным традициям. Её восхищает, что бабушка использовала пустые вымытые пакеты из-под молока для различных бытовых целей.

«Milk Memories» – одна из множества работ современных художников, чьи произведения доказывают, что прошли времена постмодернизма, когда интерес к истории лишь симулировался. Полотно, сшитое Алиной из таких же пакетов, которые её бабушка применяла в хозяйстве, отражает трепетное искреннее отношение к семье. Именно это настоящее чувство и подсказало художнице собрать пакеты в единый образ, бабушкину традицию авторке бессознательно захотелось выразить во что-то материальное. Получившееся двустороннее полотно с намёком на бесконечность также демонстрирует работу художницы с текстурой. Нельзя здесь исключать и концепцию ковра, как символа одной из сильнейших центральноазиатских традиций, что можно заметить в творчестве современных художников Казахстана, включая, конечно, Бахыт Бубиканову («Copy 2», 2017; перформанс «Знамение», 2019).

Фото 1: «Milk Memories», Алина Арыстанбаева, 2023 г.;
Фото 2: «Copy 2», Бахыт Бубиканова, 2017.

Вопрос материальной культуры в альтернативной реальности рассматривают художники объединения Шойа в видеоарте «Катпар. Очерки общей топологии и материальной культуры» (2022–2024 гг.) Видео представляет собой просмотр книги с одноимённым названием, дополненный рядом изображений крупным планом из этой же книги под голосовое сопровождение о материальности, материи и природе, материальной культуре, отражающей исторические и культурные аспекты. Художники касаются и вопроса предметности. Фотографии предметов с ярко выраженной геометрической формой чередуются с рендерами архитектурных сооружений в духе экспрессионизма, располагающихся на открытом степном пространстве. При определённом освещении и ракурсе контуры монументальных архитектурных построек перекликаются с другими знакомыми нам силуэтами (например, одно здание напоминает быка). Художники исследуют тонкие отношения между природой и культурой через материальность определённой местности.

Абсурд и перформативные практики

Перформанс для Б. Бубикановой был одной из основных форм искусства, через которую она общалась со зрителем. Марат Райымкулов, участник объединения «Заманбап искусство» работал с Бахыт на персональной выставке в Aspan gallery в декабре 2021 года и отмечает, что представленная на конкурс работа  «Кышкы театр» была вдохновлена умением Бахи работать с местом, явлениями и процессами.

Юмор и гипербола лежат в основе творчества «Заманбап искусство»  (Чынгыз Айдаров, Айзуура Бакалова, Марат Райымкулов). Видеоперформанс «Кышкы театр» в экспозиции сопровождается инсталляцией. В некоторой степени интерактивной, так как присаживаясь на один из табуретов, зритель присоединяется к посиделкам на кухне, где всё и происходит: белый танец, рождение маэстро, обсуждение сенсационных новостей о чёрных дырах космоса. В инсталляции присутствуют детали перформанса: картонные маски, даже картонный человек, которому вызвали (вырезали) зуб, и свободолюбивая муха.

Видео включает несколько серий, но номера многих пропущены: серия 1, 2, 3, 7, 11, 17 – вообще вверх ногами написана; 21, 22, 32. Пропущенные номера, перевёрнутые или съехавшие надписи говорят о сбое в матрице, напоминают зрителю, что всё происходящее – симулякр.

Серия 32 «Апокалипсис сегодня» – кульминация истории. Большое впечатление производит момент, когда художница рассказывает, что все новости, пропаганда, противоречия наваливаются на неё, словно «ЦУНАМИ» (произносится это слово с эффектом замедления). Глобальность симуляционного информационного потока, сравнимую с переживанием природных катаклизмов, ощущают миллионы людей в реальном мире.

Далее в серии 32 следует сжигание картонного человека (того самого специалиста по космическим чёрным дырам). У него на шее появляется мишура, что делает его фигуру похожей на чучело, которое сжигают на масленицу как проводы зимы. С другой стороны, горящий манекен – символ современного апокалипсиса, за которым художники наблюдают из окна своей кухни, где и обсуждались самые последние новости. В кадре часть окна загорожена монитором, в котором видно открытый файл, а также рядом с наблюдающим художником мелькает экран смартфона, на который снимают видео происходящего за окном. Картинка напоминает нам множество мониторов – пространств, среди которых невозможно сориентироваться, что реально, а что лишь изображение.

Видео-арт Айғаным Мұхамеджан «Что в моей сумочке?» (2023 г.) также в экспозиции дополнен инсталляцией, ещё больше погружающей зрителя в розовый мир: розовая стена, на фоне которой расположен телевизор в золочёной раме и розовый пуф, на котором зритель может удобно расположиться для просмотра видео. В своей работе художница простой обзор на содержимое сумочке доводит до абсурда, что и роднит её творческий метод с творчеством Бахыт Бубикановой.

Начиная с демонстрации безобидных предметов, таких как телефон и кошелёк, Айғаным Мұхамеджан во второй части ролика достаёт иронично выкрашенные в розовый цвет пилу, огромные ножницы, молоток, нож, тяпку, косу, топор и лопатку, превращающие хрупкую девушку в маньячку – утрированный образ современной девушки, именно той, которая может ощущать себя в безопасности. Вся работа Айғаным построена на абсурде и контрастах: розовый – зелёный, цветы – инструменты, хрупкость – сила, безопасность – убийство, суеверия – факты, стереотипы – эффект неожиданности, банальность (пишет в блокноте фразу «I Shu») – гениальность (называет свои мысли гениальными).

Видео сопровождается нейтральной медитативной мелодией, иногда прерывающейся вставками с музыкальным акцентом, соответствующим предмету. И чем абсурднее, агрессивнее, неожиданнее предмет, тем необычнее и пронзительнее звук. Такие музыкальные эффекты используются в фильмах для создания полноценного впечатления. Видео начинается с действительно банальных предметов: смартфона, расчёски, паспорта, прокладок, косметики. Многие показанные предметы с одной стороны высмеивают стереотип, что у девушки в сумочки есть всё на все случае жизни, с другой стороны – это фактор готовности, который также плавно переходит в фактор защищённости, а именно готовности к самозащите. Поэтому абсолютно естественно она продолжает доставать из сумочки пилу, молоток и другие инструменты.

Может не каждый обратит внимание на фразу художницы «Я не чувствую запахи, поэтому не буду лгать», но это высказывание резко возвращает нас в реальность и готовит ко второй части видео с инструментами. После этой фразы у зрителя нет шансов, он полностью доверяет авторке. В то же время, на фоне всего сказанного она действительно кажется самой искренней.

 

Работа с пространством и телесностью

Видеоперформанс «Hoope» длительностью 39 минут создан в духе перформативных практик Жанар Берекетовой. Художница крутит обруч на фоне природного ландшафта с восходящим солнцем. Авторка обращает внимание на название своей работы, которое стало результатом слияния «Hope» (надежда) и «Hoop» (обруч). На протяжении всего видео она не сдаётся, поднимает часто падающий обруч и продолжает крутить. Однако, когда солнце набрало определённую высоту, художница останавливается.

В перформансе «Hoope» отражена работа с пространством, а также работа с телесностью. Жанар не делает на этом акцент, но это нельзя исключать. Именно этот аспект является общим с Б. Бубикановой.

«Быть никем», – заявляет авторка. Активные движения художницы делают её физически осязаемой, а непрерывная динамика – частью более глобального процесса и, пожалуй, отдаляет от личностности. Цикличность вращения обруча перекликается с цикличностью восхода солнца. Она совершает действия, не раскрывающие её как личность, она это делает, потому что нужно, потому что природой так заложено, как восход и заход солнца, обусловленные вращением Земли вокруг горячей звезды.

Через тему ощущения себя в пространстве мы переходим к теме обнажённости, откровенности, честности художника – столпах творчества Бахыт Бубикановой. Работа «Обычная звезда, нейтронная звезда, чёрная дыра» (2021 г.) Мадины Жолдыбек представляет собой триптих из отдельных объектов – ковров, по форме напоминающих женскую грудь. Название работы отсылает к эволюции звезды и её конечности, одним из сценариев которой является образование чёрной дыры. «Чем массивнее звезда, тем сильнее гравитационное поле после её смерти, тем больше оно разрывает и искажает ткань пространства и времени», отмечает художница. Третий, самый последний объект, наиболее вытянутый, и сочащаяся из него белая материя в виде белых нитей, окончания которых лежат на полу галереи, самая обильная. Художница создала сильнейший образ, способный спровоцировать физическое ощущение боли и дискомфорта.

Осмысление беременности, материнства и роли социума в личной жизни матери привели Мадину Жолдыбек к теме телесности и образам, связанным с женским телом («Зажеванная кассета», 2021; «Vinyl Record», 2023), которому уделяется слишком пристальное внимание общества и государства.

Свобода самовыражения

В живописи Гузель Закир сочетаются черты, которые уже упоминались в статье – это вопрос самопознания через свои корни, отражение действительности и честность в искусстве. Представленная на конкурс работа «WOMEN LIFE FREEDOM» (2022 г.) является рефлексией на реакцию женщин на смерть Махсы Амини, которые резали свои волосы в знак протеста. Как отмечает сама художница, её работы пропитаны символизмом. Практически каждый элемент имеет скрытый смысл, особенно волосы, олицетворяющие голос женщины в прямом и аллегорическом смысле. Поэтому волосы на льняных полотнах Закир имеют различное неестественное положение: могут обволакивать холст по его периметру («SHOQ QIZLAR», 2024), могут быть заплетены в косы, количество которых символизирует статус и возраст женщины. В «WOMEN LIFE FREEDOM» волосы идут в едином вертикальном ритме с поднятыми руками изображённых девушек. Ножницы тоже выступают символом, способным заглушить женский голос. Однако, как и в «WOMEN LIFE FREEDOM», так и в других работах Закир женщины остаются непоколебимыми и уверенными в себе.

Представленные в экспозиции произведения финалистов базируются на противоположных концепциях. Гузель Закир, например, сосредоточена на поиске идентичности, сохранении памяти и истории уйгурского народа. Художница Аида Әділбек в своём творчестве уже не раз обращается к демоническому персонажу Жезтырнақ. В перформансе «Jeztyrnaq» (2018 г.), примеряя на себя этот образ, Аида Әділбек совершает демистификацию мифов.

Облачившись в чёрное, художница какое-то время сидит неподвижно. Первое действие – она точит свои металлические когти топором, но потом этим же топором их и отрубает, что в казахской мифологии означает неминуемую смерть Жезтырнақ. Совершив самоинквизицию, она нарушает сложившийся порядок вещей: за её смерть должен мстить её муж, а при его гибели – их дети. В аннотации художница говорит о жертве. Но возможно, речь идёт и о раскаянии? Примеряя роль убийцы невинных, лишая себя силы и орудия убийства, Аида Әділбек переносит демонический образ в современность и искореняет его ужасающий мистицизм.

В интервью для «Власти» в 2023 году художница отметила: «Я поняла, что не хочу лимитировать себя некими рамками и что практика может быть обширной и гибкой». Стоит отметить, что Бахыт Бубиканова мыслила в том же ключе, однако характерная для неё свобода самовыражения практически непостижима.

На выставке представлены работы разных лет, только часть из них создавалась непосредственно к конкурсу. В работах финалистов прослеживаются тенденции, характеризующие современное искусство Центральной Азии. Невозможно не отметить внимание к традициям и корням авторов. Большее внимание уделяют этому вопросу художницы, осмысляя через опыт своих бабушек и прабабушек собственное положение в современном мире, которое кроет в себе множество противоречий и тайн. Художницы бережно распутывают нить истории, параллельно ткут собственную, наполняя её новыми смыслами, но при этом будто страшась упустить что-то важное.

Конкурс B. Bubikanova Art Prize только лишний раз подчеркнул весомость искусства Бахыт Бубикановой. В каждой работе финалистов мы выявили ту или иную связь с её работами. Но важно понимать – то разнообразие техник и жанров, представленных различными художниками, уживались в творческом методе Бахыт. Она не ставила границ, она познавала мир через уникальное художественное восприятие и вовлекала в свой мир зрителя.

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Идём на открытую лекцию Александры Кнышевой в рамках Intersection Intizor
Город
#события
Идём на открытую лекцию Александры Кнышевой в рамках Intersection Intizor
Ресторан AUYL вошёл в список самых красивых ресторанов мира
Город
#урбанистика
Ресторан AUYL вошёл в список самых красивых ресторанов мира
Техно, хаус и экспериментальная музыка: как я посетила фестиваль электронной музыки Şien
Город
#события
Техно, хаус и экспериментальная музыка: как я посетила фестиваль электронной музыки Şien
ЕВРО 2024: ФИНАЛ! ФИНАЛ! ФИНАЛ!
Культура
ЕВРО 2024: ФИНАЛ! ФИНАЛ! ФИНАЛ!
Почему Gen Z отказываются от алкоголя?
Ликбез
#истории
Почему Gen Z отказываются от алкоголя?