Цифровая деколонизация: о выставке «Сетевая степь» Медины Базарғали

На персональной выставке Медины Базарғали «Сетевая степь», прошедшей в Egin Art Space и курируемой Olar Collective, были представлены семь проектов, созданных в период последних пяти лет работы художницы. В её творческом методе чётко прослеживается неторопливый тщательный подход к осмыслению и реализации произведения. Обращаясь к цифровому искусству, Медина использует различные медиумы и навыки, кажущиеся несовместимыми (программирование, работа с войлоком). Тем не менее, экспонируемые инсталляции, видео-арт и звукомузыкальный проект иллюстрируют нарратив единым почерком современной художницы.

Основным медиумом цифрового искусства является алгоритм. Языки программирования, используемые в этих алгоритмах, – это международные языки. Стирая географические и политические границы, Медина Базарғали выбирает нейтральную зону для осмысления её мировосприятия, концентрируясь на понятиях империализма, деколонизации, капитализма и казахской идентичности.

Фото 1, 2: Деколонизация курта. 2018. Видео

 

Последние два года тема деколонизации окончательно заняла прочные позиции среди прочих дискурсов в искусстве. Метафорически она раскрывается в видео-арте «Деколонизация курта» 2018 года, где авторка нетипично задумывается о конечных результатах. Художница рассматривает процесс деколонизации, подразумевающий осознанный отказ от внедрённых культурных, социологических и, конечно, политических ценностей и идеологий, а также обращение к истории и культуре собственной страны, в виде алгоритма сосуществования биологических объектов. Курт – очевидный символ Казахстана. Плесень – метафорический образ Российской империи (1721–1917; СССР 1922–1991). Освобождая курт от верхних слоёв, колонизированных плесенью, художница буквально выбрасывает чужеродные культурные признаки из национальной истории. Однако, на биологическом уровне эксперимент показал фатальную ошибку и необратимость процессов колонизации.

Исследование данной темы отражено и в работе «Отчуждение истории» 2019 года, представляющую собой видеодокументацию перформанса художницы, набирающей текст манифеста Алаш-Орды (1917–1919) на казахском языке русскими буквами. Все слова с помощью нейронной сети считываются как слова с опечатками и заменяются близкими по написанию русскими словами и словосочетаниями. По факту получается, что процесс замещения превращается в процесс стирания.

Фото 3: Отчуждение истории. 2019. Видеодокументация перформанса
Фото 4, 5: В рамках  закона. 2019. Интерактивная инсталляция

 

Проект «Отчуждение истории» примечателен и своей визуальной структурой. Цифровое искусство имеет ещё неустоявшийся эстетический критерий восприятия, однако, образ зелёных символов на чёрном фоне в современном мире считывается как ассоциация с языком программированием. В этой работе Медины Базарғали именно визуальные элементы (код) отражают внутренний базовый процесс.

Абсолютно противоположная ситуация наблюдается в тотальной инсталляции «В рамках закона» 2019 года. На зашедшего в тесную комнату со столом, стулом и неприятным светом лампы зрителя с помощью алгоритма распознавания лиц и камеры генерируется дело, которое сразу же распечатывается. В основе работы также лежит алгоритм – медиум, невидимый для глаз, при этом остальные элементы инсталляции физически отвлекают зрителя от технологической части. Подобный принцип по словам специалиста в области цифрового искусства Кристианы Пол является характерной особенностью так называемого «Программного искусства». Однако, как можно заметить, это не всегда верно – художники могут использовать техническую составляющую и в качестве эстетического свойства.

Фото 6: Происхождение мира. 2019. Материнская плата, магнитно-резонансный томограф маточных труб художницы
Фото 7: Ру лав тестер. 2018. Интернет-инсталляция, визуальное кодирование (PD)
Фото 8: Кибер-келин. 2019. Ковёр; шесть, человеческий волос, войлок

 

Экспонирование на небольшой площади инсталляций, видео-арта может смещать единое восприятие выставки. В «Сетевой степи» в тёмном пространстве галереи, где переплетаются лучи проекторов, соседствуют замкнутая комната допросов («В рамках закона»), настенные инсталляции с проекцией («Происхождение мира», 2019) и интерактивная инсталляция с компьютером («Ру лав тестер», 2018). Акты музыкализации выставки, сосредоточенные в звуковой работе «Basıma qoc keldin» 2022 года, гармонируют с ритмами цифровых объектов и погружают зрителя в мысли художницы.

Примиряясь с событиями Қанды қаңтар, Медина Базарғали словно переживает их снова и снова. Сплетение звуковых и мелодичных элементов глубокого эмоционального окраса с казахской речью и редкими русскоязычными фразами, среди которых фрагментарно различимы слова «… жестоком…», «… казнь…», «… я хочу, чтобы мои дети…», «… достояние…», «… действительность…», «… ты только и можешь, что бояться…», «… о токсичном маскулинном взгляде…» рисуют воспоминания, происходящие будто во сне. Обволакивающая туманность видений прерывается резким звуком. Художница пытается держать эмоциональный баланс, но работа несёт характер тревожности, превращаясь в сухую симфонию стресса. Так, «Basıma qoc keldin» публичное пространство выставки превращает в частное.

Фото 9: beyotar beybiynarlı beybit bolacaq ücin – манифест безопасного пространства для деколонизированного небинарного мирного будущего. 2024. Шерсть, войлок

Звуковой проект – не единственный, отражающий реакцию художницы на актуальные процессы реальности. Выполненная из войлока и шерсти, задуманная изначально как баннер для акции к 8 марта работа «beyotar beybiynarlı beybit bolacaq ücin – манифест безопасного пространства для деколонизированного небинарного мирного будущего» наталкивает на осмысление вопроса эстетизации акционного искусства, поднятый Борисом Гройсом ещё несколько лет назад. В своих рассуждениях он отмечает, что эстетизация может отвлекать внимание от практической цели политического протеста в пользу его эстетической формы и как следствие способна нейтрализовать практический эффект от этой акции. Работа Медины Базарғали в данном случае доказывает наблюдения специалиста: довольно легко баннер превратился в объект выставочного пространства, изменив свои функции. Однако, размышления Бориса Гройса имеют и философский подтекст и требуют дальнейшего исследования.

Прямое или метафоричное выражение идей Медины Базарғали на данном этапе является рефлексией на острые болезненные процессы и события крупного масштаба. Тематический разброс усложняет концентрацию на индивидуальности. «Сетевая степь» – первая персональная выставка молодой художницы. Но уже на ней считываются стилевые закономерности авторки. Например, все представленные проекты обладают одним неспешным ритмом (художница тщательно выдерживает паузы в своих действиях, в звуках в «Деколонизации курта», «Отчуждении истории», «Basıma qoc keldin», «Кибер-келин»), что подчёркивает грамотность выбранных для экспозиции произведений.

 

Фото предоставлены художницей Мединой Базарғали

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Культура
#кино
«Мегалополис» Копполы — громкий провал или непонятый шедевр?
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Город
#события
Сценарная резиденция ScriptLab CA запустится в Алматы
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Культура
#музыка
Яндекс Музыка запускает четвёртый плейлист ISKRA Qazaqstan
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Культура
#музыка
Childish Gambino. Ескі де жаңа Atavista альбомы
Команда из СНГ Team Spirit  выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2
Культура
#интернет
Команда из СНГ Team Spirit выиграла топ-турнир в Бухаресте по Dota 2