«Гречка»: люксовая винтажка в центре Алматы

По количеству винтажных магазинов и стильных секонд-хендов Алматы сильно отстаёт от большинства европейских городов, но в последние годы рынок наполнился новыми очаровательными корнерами и шоурумами, воспитывая в нас культуру вторичного потребления одежды. 

Мы поговорили с Фаризой Махмут и Арманом Азимбай, основателями одного из таких магазинов – селективного секонда «Гречка», полюбившегося многим за тщательно отобранный люксовый ассортимент, где можно найти и элегантные пиджаки Dior, и неуловимые таби Maison Margiela, и сумочки Jacquemus.

Острая экологическая необходимость, осознанное потребление или любовь к эксклюзивным вещам – причины могут быть разными, но сложно не заметить, как интерес к селективным винтажным секонд-хендам в последнее время растёт. 

Бум случился ещё в 2020 году по большей части из-за пандемии, отмечает Vogue, когда кризис ударил первым по модной индустрии, и покупка новой одежды выпала из списка первоочерёдных задач, а вещи из вторых рук не только берегут карман, но и сокращают углеродный след.

Винтажная волна встряхнула и Алматы. Тогда и появилась «Гречка», созданная супружеская парой Фаризой Махмут и Арманом Азимбай. Сегодня их магазин – один из главных шоурумов города, где можно найти люксовую и не только одежду, обувь и аксессуары.

Всё началось с одного пальто – это была Zara премиальной линейки Manteco. Фариза купила его для себя, однако оно разонравилось и девушка решила его продать: первая попытка на OLX не увенчалась успехом, а вот в инстаграме пальто забрали почти сразу. После этого Фариза и Арман, давно отдающие предпочтение винтажной одежде, решили попробовать запустить собственный проект. 

«Гречка» родилась в 2020 году из 40 тысяч тенге, на которые было закуплено порядка 15-20 вещей. Первый блин получился почти комом: непроданные айтемы ушли на благотворительность, а деньги за проданные – обратно в оборот. 

Заработали около 30-40 тысяч тенге. Конечно, этого мало было, но для запуска такого бизнеса подойдёт и небольшой бюджет. Можно начать даже со своего собственного гардероба или шкафов друзей, которые хотят немного его разгрузить, ведь бывает, что остаются винтажные вещи от родителей», – считает Фариза.

В 2021 году случилось первое участие на городской ярмарке – Almaty Pop Up Store, только вот люди оказались не готовы покупать одежду из секонд-хендов, какая бы интересная она не висела, привлекая внимание гостей. «Люди заинтересовываются, заходят, но как узнают, что это секонд, не могут себя пересилить и уходят».

Первую ярмарку мы, конечно, не окупили, но люди стали нас узнавать и запоминать. «Гречка» – ещё такое громкое название. Во второй раз на ярмарке люди относились спокойнее и начали покупать одежду. К июню у нас уже стали лучше разбирать винтаж». 

Кстати, какой-то легенды у названия магазина нет. Такое имя проект получил из-за крепких ассоциаций гречки с домашней уютной атмосферой, которая особенно близка жителям СНГ. 

«Ребятишки, вы не сможете оплачивать! Ищите другое место!»

Своё пространство для селективного магазина одежды безумно важно – здесь можно потрогать вещи, самому оценить качество и, главное, померить. «Гречка» открывала шоурумы четыре раза, пока остановили на Чайковского, 210Найти это помещение было не так просто. Многие арендодатели отказывали, когда узнавали, что в их стенах планируют открыть секонд-хенд. 

Они думали, что мы не будем окупаться и начнутся задержки оплаты за аренду. Плюс мы якобы слишком молодые: “Ребятишки вы не сможете оплачивать! Ищите другое место”. Но в этом месте нам повезло, клиентам нравится, часто говорят, что здесь уютно».

Своё пространство не только повышает репутацию, но и увеличивают продажи, ведь вместе с физическим магазином приходит и доверие покупателей.    

– Вы говорили, что когда впервые участвовали в ярмарках, люди ещё не понимали секонды. На сегодняшний день вы всё ещё сталкиваетесь с этим непониманием?

– Да, но очень редко. С открытием нашей точки стали появляться ситуации, когда люди заходят с улицы, консультанты им объясняют, что это вторичка и они уходят. Примерно из 50 людей один человек такой встретится, но они не наша аудитория, просто прохожие. Сейчас такие случаи происходят реже, может, потому что мы находимся в центре. Возможно, в других районах и городах ситуация хуже.  

Как вещи попадают в «Гречку», а потом и в ваш гардероб 

Этим процессом обычно занимается Арман, для которого понятие «селективный секонд-хенд» имеет особое значение. Всё начинается с поиска интересных айтемов, которые должны быть актуальными и иметь спрос. В кругозор попадают и фотографии селебрити в инстаграме, и блоги инфлюенсеров, а розыск моделей уже проходит на зарубежных сайтах, маркетплейсах, ярмарках и аукционах. Ориентируется Арман на свой собственный вкус и обсуждает выбор с Фаризой

– Есть такие секонды, которые вещи закупают оптом. Например, мешок джинс или коробку пиджаков, что внутри – остаётся догадываться. Арман же каждую вещь рассматривает отдельно, обсуждает с покупателем, проводит аутентификацию. Много муторной работы, если честно, но это основная часть нашего бизнеса, – отмечает Фариза. 

– Второе место, откуда мы берём вещи, это местные ребята, которые хотят разгрузить свой гардероб и немного заработать на этом. Мы их консультируем, нам высылают фотографии, бирки. Мы определяем, что нам подходит и что нет, и только после этого вещи попадают в наш магазин, – говорит Арман.

Конечный ценник рассчитывается на основе рыночной стоимости, которую любой желающий может посмотреть на зарубежных сайтах. Рынок у них уже устоявшийся и цены там стабильные – знаешь, чего ожидать. Исходя из их цен, следует отнять 20-30%, комиссию и другие затраты, и вот – примерная цена для продажи.

Важно учитывать актуальность вещи. Например, сумка Maison Margiela сейчас в спросе, а вот скинни джинсы Louis Vuitton – не очень. Цены на товар не в тренде уменьшаются сразу на 70%. Многие нам говорят: “Я брала туфли за 200 тысяч тенге, хочу от продажи получить хотя бы 150”. Так вообще не работает, если она не культовая, то уходит 60% сразу же. В бутике Louis Vuitton в Есентае или во Франции клиент переплачивает за сервис, за атмосферу, за красивый чек. На ресейле такого нет, люди осознанно к этому приходят, они не ищут сервис, им важно просто получить вещь».

Однако некоторые вещи, напротив, попадают на витрины с наценкой. К примеру, совсем не брендовый винтажный шерстяной пиджак, купленный за 20 тысяч тенге, можно продать подороже, так как тут Фариза и Арман отталкиваются не от стоимости, а от собственной насмотренности и опыта. 

Мы оцениваем состав вещи: шёлк, шерсть, кашемир и так далее. Бывают платья от Louis Vuitton и Gucci, но из полиэстера, а это уже дороже 20-30 тысяч тенге не может стоить даже при наличии бирки бренда. Всегда плохо продаётся обувь. Если не в идеальном состоянии и без коробки, люди не особо интересуются таким товаром». 

В «Гречке» однажды шесть месяцев пролежала пара культовых клогов Dior, которая, так и не найдя хозяйку в Алматы, отправилась заграницу через еВау, откуда и прибыла в Казахстан. Вот такой круговорот люксовых вещей иногда случается. 

Однако, это не значит, что все винтажные вещи, выставленные на маркетплейсах, вмиг раскупаются иностранцами. Некоторые бренды, как заметили Фариза и Арман, имеют у казахстанцев больше спроса, например, Ralph Lauren, который в США доступен очень многим, тогда как в Казахстане даже нет официального бутика. 

– Что для вас идеальная вещь для продажи: чем новее, тем лучше или винтаж с завидным возрастом. Что имеет большую ценность?

– Однозначно винтаж. Мы его любим и сами носим: 90% нашего гардероба состоит из вторичных вещей. Хотим быть олицетворением того, что продаём. Однако людям нравятся и новые вещи. Например, от бренда Jacquemus: их креативный директор Симон Порт – талантливый востребованный дизайнер, который основал свой бренд в 19 лет. Конечно, его вещи не винтаж, но на них есть спрос. У нас была его сумка и сейчас в наличии кофта. 

– Какие бренды у вас любят больше всего покупать?

– Чаще всего Ralph Lauren, DIOR, потому что продаём по хорошей цене. Сейчас мы стараемся продвигать идею, что, покупая винтажную вещь в секонде, ты всегда можешь потом её продать. Никогда не знаешь новый виток моды, сегодня купленная одежда может вырасти в цене через пять лет. Хорошо продаются мужские пиджаки, которые часто покупают девушки, именно винтажные. С красивой биркой или шикарным подкладом. Мы их продаём примерно за 70-80 тысяч тенге. 

Мы хотим дать альтернативу людям, которые часто покупают одежду в масс-маркете. Например, покупая в Massimo Dutti пиджак, вы не сможете продать его через год или хотя бы сезон за те же 30 тысяч тенге, цена будет ниже. Если вы купите винтажный пиджак за 80 тысяч, через год его можно будет продать дороже. Одежду можно воспринимать как реальные инвестиции

Эволюция винтажного маркета и сколько можно на нём заработать

– Вашему магазину уж четыре года, насколько винтажный бизнес сейчас рентабельный?

– Для людей, которые хотят сейчас только начать, это не заменит мгновенно полноценную работу. В начале надо освоиться, набраться опыта и, конечно, самим любить винтажную одежду. Практически каждый месяц появляются онлайн секонды, но через некоторое время их аккаунты уходят в спячку. 

–  Свой первый доход вы инвестировали в бизнес, когда «Гречка» начала приносить прибыль?

–  Примерно через полгода, но всё равно нам приходилось трудиться на других работах. Совмещать их и открытие шоурума было тяжело. Особенно, когда не было продавцов, и приходилась быть в магазине каждый день. Примерно с августа мы начали понемногу расслабляться впервые за три года. Если без остановки работать, через полгода уже будет определённая прибыль, на которую можно сносно жить.

Так, через полгода после запуска магазин стабильно приносил прибыль в 150-200 тысяч тенге на двоих. Сейчас «Гречка» себя полностью окупает и приносит ребятам около полутора миллиона тенге в месяц. Мы попросили Фаризу и Армана поделиться советами для тех, кто тоже хочет начать своё винтажное дело. 

  • Понять, что вы хотите продавать. Это могут быть бренды, а может быть просто качественная винтажная одежда неизвестных дизайнеров. 
  • Следить за трендами. «Например, Белла Хадид очень любит винтаж, нужно наблюдать, что она носит и покупает, а потом найти блузку и показать, что она такая же как у Беллы Хадид. После этого уже найдётся покупатель».
  • Научиться красиво фотографировать одежду: не на вешалке, а на модели.

Чингиз Ескали подберёт вам образы в винтажном магазине «Гречка»

Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Запустился Open Call для участия в международном фестивале Re-Fest 2024
Ликбез
#общество
Запустился Open Call для участия в международном фестивале Re-Fest 2024
Увековеченный в золоте: о новой коллекции KazakhYuvelir, посвящённой Батырхану Шукенову 
Стиль
#мода
Увековеченный в золоте: о новой коллекции KazakhYuvelir, посвящённой Батырхану Шукенову 
Благотворительное мероприятие «Давай поможем» прошло в Алматы
Город
#события
Благотворительное мероприятие «Давай поможем» прошло в Алматы
Открыт приём заявок в междисциплинарную школу Bölme
Ликбез
#общество
Открыт приём заявок в междисциплинарную школу Bölme
Dequine дропнула новый рэп-фристайл «Wassup»
Культура
#музыка
Dequine дропнула новый рэп-фристайл «Wassup»